Богатей. Вся информация для достойной жизни

Почта

Поиск на сайте

Книга отзывов

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ


№ 32 (412) от 27.09.2007

 

Чисто там, где убирают (Александр СВЕШНИКОВ)

Будущая мамочка года (Александр СОРОКИН)

ЛДПР определилась со списком кандидатов (Александр ГАЛИНСКИЙ)

Жириновский к нам поездом и самолетом (Владимир ЕФИМОВ)

Движение бюджета «мимо бюджета»

Конец «Путинской демократии» (Гарри КАСПАРОВ)

Призрачно-журналистское расследование на археологическую тему

Экономика России: вчера, сегодня и завтра (Михаил ГАНЗИН, инженер-экономист)

«Пуленепробиваемый» венчур (Алексей ГОЛЯКОВ)

Демоны политики и удручающая глобалистика (Юрий ЧЕРНЫШОВ)

Все на выборы, бараны! (Юрий ЧЕРНЫШОВ)

Дать имя злу (Анна САФРОНОВА)

Вечер в стиле танго (Татьяна ЛИСИНА)

Тамерлан и другие (Вячеслав ЛУНЕВ)

Уважаемые посетители сайта!

Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн» является логическим продолжением издающейся с 1997 года газеты «Богатей», сохраняя нумерацию печатного издания и периодичность выпусков.


На острие событий



Смерть журналистки и гражданской активистки Ирины Славиной – приговор путинскому режиму

Главный редактор издания КоzaPress Ирина Славина покончила с собой перед зданием МВД в Нижнем Новгороде. Спасти журналистку не удалось. Второго октября на своей странице в Facebook Ирина Славина опубликовала пост, состоящий из единственного предложения: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». В 15.30 в местное МЧС поступило сообщение о возгорании на улице Горького. К моменту прибытия спасателей Ирина была мертва. Читать полностью...


Порядок привлечения к административной ответственности в связи c ковидом

Все чаще в районных судах рассматриваются дела по ч.1 ст.20.6.1 КоАП РФ. Поводом к возбуждению дела об административном правонарушении и проведении административного расследования, как правило, являются материалы проведенной проверки. О том, как возбуждаются и расследуются такие дела в отношении руководителей предприятий – нарушителей соблюдения гражданами и работниками социального дистанцирования, в том числе путем нанесения специальной разметки и установления специального режима допуска и нахождения в зданиях, строениях, сооружениях, рассказывает известный саратовский адвокат Анатолий Владимирович Алексеенко. Читать полностью...


Фургал, приезжай в Саратов, спаси нашу область

На дороге, недалеко от конечной остановки автобуса № 27 на Большой Кумысной поляне, появилась надпись: «Фургал, сделай дорогу, чмо не может». Читать полностью...




«Яблоко» оспорило в Верховном суде постановление ЦИК о трехдневном голосовании

Партия «Яблоко» оспорила в Верховном суде постановление ЦИК о проведении трехдневного голосования. Административными истцами выступили от имени партии ее председатель Николай Рыбаков и кандидаты в муниципальные депутаты двух подмосковных городов – Электростали и Шатуры – Александр Гунько и Светлана Смирнова соответственно. Истцы просят Верховный суд признать постановление ЦИК незаконным и недействующим, поскольку оно нарушает права, свободы и законные интересы избирателей и кандидатов на выборах и противоречит федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав». Читать полностью...


Силовики и работники спецслужб должны уже давно гореть от стыда

Выше всего в обществе должны стоять проблемы совести. Совесть, совесть и еще раз совесть (Василий Шукшин). Читать полностью...




На входе в избирательную комиссию Саратовской области прошел пикет против введения трехдневного голосования

13 августа члены регионального отделения партии «Яблоко» в Саратове вышли с пикетом к зданию избирательной комиссии области. Участник одиночного пикета Григорий Гришин заявил, что региональное отделение партии выступает против введения трехдневного голосования на выборах. Он встал на улице Челюскинцев с плакатом «На третий день хоронят, а не выбирают». Читать полностью...


Cаратов: «Я/Мы-Хабаровск»

В Саратове на пересечении улиц Танкистов и Топольчанской появился баннер с надписью: «Я/Мы-Хабаровск». Кто и когда повесил растяжку пока неизвестно. Упомянутую на полотне формулировку используют как лозунг поддержки жителей Хабаровского края, протестующих против отставки губернатора Сергея Фургала. Читать полностью...


Геннадий Гудков: «Мы наблюдаем предпоследний акт краха путинизма»

Известный оппозиционный политик, депутат Государственной думы РФ четырех созывов, полковник ФСБ в отставке дал оценку событиям, происходящим в Хабаровске и в других российских городах, а также поделился своими размышлениями о перспективах развития протестных настроений в современном российском обществе. Читать полностью...


Какое наказание ждет депутатов-драчунов из Единой России?

Нападение на депутата от КПРФ Николая Бондаренко коллегами из Единой России Анатолием Ципящуком, Дмитрием Чернышевским и Дмитрием Петровым, произошедшее 23 июня в ходе заседания Саратовской областной думы, квалифицировано как административное правонарушение. Об этом заявил руководитель отдела по расследованию особо важных дел регионального СУ СКР Антон Скобликов на состоявшемся 17 июля брифинге. Читать полностью...


Власти Саратова продолжают издеваться над гражданами. Прокуратура бездействует

Как сообщает саратовский сайт «Лица губернии», жительница Саратова пожаловалась прокурору области Сергею Филипенко на постоянный дискомфорт из-за вертолетов, летающих над Большой Кумысной поляной: «Почему они обнаглели уже до невозможности? Они летают ежедневно и в выходные с 6 утра до позднего вечера без перерыва! Они пролетают прямо над огородами. Друг за другом ежесекундно! Невозможно тут находится! Голова болит от этого шума. Это нарушение закона о тишине. Люди в бешенстве, ненавидят эти вертолеты и эту базу! Прошу вас навести с этим порядок и заставить вертолетчиков изменить свой маршрут. Пусть летают над полями, но не над дачным массивом». Читать полностью...


Депутаты-хулиганы от партии «жуликов и воров» напали на коллегу Николая Бондаренко

Во время проходившего 23 июня очередного заседания Саратовской областной думы произошел из ряда вон выходящий случай: двое депутатов-единороссов (Анатолий Ципящук и Дмитрий Чернышевский) совершили хулиганский поступок – физическое насилие в отношении депутата Николая Бондаренко. Читать полностью...



Книга Георгия Чако «Хроники одного газопровода. В прозе, стихах и с песнями»




Невыдуманные истории от Ивана Дурдомова


Манифсет свободной гражданской журналистики


Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн»

Главный редактор - Свешников Александр Георгиевич.
Телефон: 8-903-383-74-68.
E-mail: gazetabogatey@yandex.ru

© Вся информация, представленная на сайте, защищена законом «Об авторском праве и смежных правах». При перепечатке и ином использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.

© Разработка сайта: Кирилл Панфилов, 2006


Информация о сайте


Красная кнопка



Пресс-релизы



Новостной дайджест




Информационные материалы

Свежий номер Архив номеров     Реклама на сайте

| К свежему номеру |

Книжная Полка

Типично русский вопрос: деревне быть или не быть?

Юрий ЧЕРНЫШОВ

Как-то так получилось, что книга Владимира Некрасова «Село Таловка Саратовской области за 200 лет: выживет или погибнет?», изданная ещё в 2006 году, попалась мне на глаза лишь недавно. Удивило длинное, редкое в наше время, название книги.

Кроме этой особенности, книга и по содержанию относится к довольно редкой разновидности краеведческой литературы. Суть её – в стремлении показать жизнь отдельно взятого населённого пункта на протяжении более или менее продолжительного периода времени, и через этот показ частного, как через призму, посмотреть на жизнь общего – народа, страны, государства.

На земле Саратовской такая разновидность восходит, пожалуй, к этнографическому труду «Воспоминания П.К. Галлера (Быт немцев-колонистов в 60-х годах XIX ст.)».

В наше время в этом же ключе написаны воспоминания «Село, которого нет на карте» Василия Подставина. Первое из названных произведений описывает лишь одно село – Экгейм, ныне Усатово (Краснокутский район), второе – Новую Топовку (Бальцеровский – Красноармейский районы). Оба они располагались на территории бывших колоний поволжских немцев, а позже – Автономной Республики немцев Поволжья. По удивительному совпадению, на этой же территории располагалось и описываемое В. Некрасовым село Таловка (Ней-Вальтеровский – Свердловский – Калининский районы).

Но первые два – скорее очерки, уложившиеся в брошюрку. Труд Некрасова – фундаментальное 430-страничное произведение, со множеством статистических выкладок и редкими архивными документами. Это делает её настоящим подарком для краеведов. В книге три главы: «В Российской империи», «Таловка в советское время», «Новое время – новые заботы». Редких архивных материалов, использованных автором в каждом разделе, саратовским учёным-краеведам хватило бы на несколько краеведческих сборников. При таком объёме сведений материал буквально «давит» автора, он далеко выходит за рамки истории села Таловка, расширяя ареал исследования до ближних уездов, губернского Саратова, колонизации Поволжья, истории дворянских землевладений – вплоть до истории России, отражённой так или иначе в истории существования села.

Большую краеведческую ценность представляет то, что в первой главе довольно полно раскрывается топонимика Калининского и Аткарского районов. Две карты на форзацах удачно отражают и расширяют содержание книги. Особенно это ощущается при взгляде на дореволюционную карту территории от Аткарска до Баланды (Калининска) царской России. Исконные названия населённых пунктов того времени часто очень красочны и наполнены смыслом. Такие названия городков, сёл и деревень, как Баланда, Бедняковка или Богатовка, Упоровка, Радушевка, Славновка и Любовка, или целых две деревни Богохранимовки, говорят много больше, чем последующие переименования типа Калининск, Свердлово или Октябрьский.

В деталях показывается процесс так называемой дворянской колонизации земли Саратовской – Саратовщины, как пишет автор. По сведениям, помещённым в книге, можно представить даже границы владений известнейших дворянских фамилий России: Голицыных-Прозоровских, Воронцовых, Шуваловых, Шереметьевых. Многие читатели впервые и, наверное, не без удивления узнают, что к владению саратовскими землями имели отношение близкие родственники генералиссимуса Александра Суворова.

Особые разделы книги посвящены двум крупнейшим национальностям территории: немцам Поволжья и украинцам.

Добросовестно показана страшная картина разрушения села: голод в 30-е годы, людоедство и варварство, раскулачивание, репрессии, советский период. Хотя тут же, рядом с добросовестностью, обязывающей опираться на документалистику, необъяснимые по нелепости выводы, типичный «раскол сознания», позволяющий уживаться в одной голове взаимоисключающим мыслям. Вот как это выглядит на примере оценки процесса призыва в армию в 1935 году. Из протокола заседания пленума Таловского сельсовета от 10 сентября 1935 года видно, что Пленум слушал «обсуждение призывников 1913 года рождения о допуске в ряды РККА»… «Постановили: Проверив классовость (это молодых-то людей, родившихся за 4 года до революции! – Ю.Ч.) и поведение призывников (перечислены 7 человек – Ю.Ч.), допустить в ряды РККА всех поименованных призывников, достойных как таковых по классовости (выделено мной – Ю.Ч.) быть в рядах РККА». Казалось бы, яснее ясного, что требование «классовой чистоты» идёт оттуда же, откуда чуть ранее шли инструкции по раскулачиванию (этот процесс автором также показан документально). Автор же делает сомнительный вывод: «Как видите, тогда в 1935… идти в армию считалось большой честью (ничто, кроме желания автора видеть это, не свидетельствует о том – Ю.Ч.). Сегодня, в октябре 2004 г. министр обороны С. Иванов заявил, что призыв идёт ниже критического уровня, менее 10 % призывников в стране. Остальные под любыми предлогами уклоняются от призыва в расхристанные Вооружённые Силы (выделено мной – Ю.Ч.), что мы, ветераны, воспринимаем с величайшей болью, как поругание всего святого» (стр. 166–167). Автор не чувствует ужасающей нелогичности в своих суждениях. Разве призыв в 1935 году осуществлялся в «охристосованную» (простите мне этот термин) армию? Или автору непонятно, что «уклониться» от призыва в армию человеку, признанному «достойному по классовости», было в то время равносильно переходу в категорию «классово чуждого» с вытекающими последствиями? Или же доктору исторических наук не ясно, что детство и юность призывников пришлись на самые страшные годы – те самые, когда доходило в их местах до людоедства? Когда умершие от голода в деревнях неделями лежали в общей яме даже не закопанными – до полного заполнения ямы. Ведь он же сам об этом пишет и приводит подлинные документы, в том числе и «классовоблизкого» ему ведомства. Достаточно перевернуть страницу книги и прочитать строки из документа ОГПУ о голоде на Саратовщине в 1932–1933 гг.: «Во многих деревнях были общие могилы (ямы), в которых без гробов, иногда целыми семьями, хоронили умерших от голода. У 80 из 300 опрошенных во время голода умерли родственники. Очевидцами были засвидетельствованы факты людоедства в таких сёлах, как Симоновка, Новая Ивановка Баландинского района» (далее перечисляются другие места). Неужели же надо быть ещё и доктором психологии, чтобы понять, что призыв в РККА в 1935 году для молодых парней был не почестью, и не «охристосованность» РККА привлекала их. В первую очередь, это было бегством от ужаса коллективизации и спасением от возможного повторения голода. Наверное, перед молодыми людьми замаячила перспектива получения образования, а дальше, если повезёт, карьерного роста (курсы, политучёба) и осуществление мечты – вырваться в город. Ведь колхозники были лишены даже паспорта, а значит и свободы перемещения. Нет оснований считать, что доктору истории неведомы последствия большевистской политики на селе, он сам о ней пишет. Остаётся предполагать, что нелепые выводы – следствие менталитета автора, который свыше 55 лет проработал в органах МВД, из них свыше 20 лет проходил службу во внутренних войсках МВД, охраняя ядерные производства, и основная сфера научной деятельности которого – военная история, история войск ВЧК–ОГПУ–НКВД–МГБ–МВД. В такой карете прошлого делать объективные выводы – ох как сложно, если это вообще возможно.

Некоторой предвзятостью грешит вывод автора о значении колонизации Поволжья немцами. Так, оценивая взаимодействие немецкой колонизации и местной культуры и экономики территории, он приводит лишь один документ, правда, весьма основательный, но оценивающий итоги колонизации как исключительно негативные. Это выписка из книги Н.В. Вардинова «История министерства внутренних дел» (1858–1863). В выписке указывается, что иностранные выходцы или колонисты, призванные в Россию для распространения сельского хозяйства и сельскохозяйственной промышленности, достигли «довольно высокой степени благосостояния». И в то же время отмечается, что «колонисты не уплатили ссуды, выданной им», что «весьма немногие из переселенцев, да и то с трудом объяснялись по-русски, не знали русских законов и полицейские требования и повинности исполняли медленно и приметно старались избегать всякого общения с русскими». Из этой выписки Некрасов делает вывод, что «цель призвания иностранцев в Россию не достигнута» и что «никакого серьёзного миссионерского влияния на местных жителей с целью переустройства жизни не оказали». Такой вывод, при кажущейся объективности, подводит к предвзятому взгляду на историю, тем более, если не вникать в воспоминания Галлера или, скажем, не считаться с трудами саратовского краеведа Минха. А также не иметь представления о том, что представляло собой сельское население Саратовщины во времена переселения в край немецких колонистов. Вывод об отсутствии серьёзного влияния совершенно ошибочный. Достаточно вспомнить производство знаменитой ткани – сарпинки – продукции ручного производства исключительно колонистов, или развитие мукомольной промышленности в крае и роль таких фамилий мукомолов, судовладельцев и купцов, как Шмидт, Рейнеке, Борель, в обретении Саратовом титула «столицы Поволжья». Автору надо отдать должное, когда он дотошен в изучении документов (как, например, в изложении истории местных – Таловских – церкви и монастыря), но и противоречивость его столь же сильно бросается в глаза (как, например, в оценках динамики численности населения). С одной стороны, автор склонен к апологетике советского периода жизни села и крестьянства, с другой – им же приводимая статистика численности населения, начиная с царских ещё времён, резко контрастирует с его собственными заключениями. Для постсоветского периода у автора просто не находится положительных оценок.

Стремление к всеохватности не могло не сказаться и на логической последовательности. Мысль автора мечется, и единой сюжетной линии не выстраивается. Потому, может, и не очень убедителен результирующий вывод автора, вынесенный на заднюю обложку книги. Вывод, подводящий итог громадному исследованию и как бы отвечающий на вопрос, поставленный в названии: Таловка выживет или погибнет?

Автор заключает: «…Выживет, и будет жить ещё долго при условии изменения курса страны и порядков в ней, а также усиления социальной активности населения… Погибнет, протянув по нисходящей ещё, может быть сотню лет, если порядки в России останутся такими же грабительскими, как сегодня, а население будет пассивным».

Стоило ли писать столь объёмный труд, чтобы сделать банальный, вообще-то, вывод? Но хорошо хоть то, что ценность книги этим выводом не определяется.

 

Весь номер на одной странице

 

| На главную страницу |