"Газета "Богатей"
Официальный сайт

№ 4 (863) от 30.05.2024

Убийство Золотой долины. Как Фонд развития территорий и мининвест угробили зеленую зону под Саратовом

Золотой долины на берегах старинных прудов на окраине Саратова больше нет, она принесена в жертву Столыпинской промзоне. Найденные ООО «УК СИП» (единственный учредитель – министерство инвестиционной политики Саратовской области) строители свели под ноль все рощицы, служившие приютом птицам. Территория, изобиловавшая животными и степными растениями, уверенно становится лунным ландшафтом.

С нами Фонд

Буквально на днях Минстрой РФ разразился сенсационным признанием. Оказывается, крах зеленой зоны поддержал государственным рублем (точнее сказать – почти миллиардом) не кто иной, как Фонд развития территорий.

Такой ответ дало министерство на запрос местных жителей о том, почему промзону строят на средства, с самого начала предназначенные на развитие сферы ЖКХ.

Из документа (есть в распоряжении редакции) за подписью первого замминистра Александра Ломакина вытекает следующее: казначейские кредиты действительно предоставляются на объекты коммунальной, транспортной и социальной инфраструктуры, а также на технологическое присоединение к инженерным сетям. Вот под этим соусом промзону и протащили.

«В рамках конкурсного отбора от Саратовской области в ППК «Фонд развития территорий» поступила заявка о предоставлении в 2023 году бюджету Саратовской области специальных казначейских кредитов в объеме 834,59 млн рублей на реализацию мероприятия Столыпинский индустриальный парк (1 очередь)», – говорится в документе.

То есть, упирая на прокладку коммуникаций и строительство очистных, фонд и раскрыл кошелек, хотя никакого улучшения качества жизни граждан тут не просматривалось изначально. Что это, как нецелевое использование средств и почему до сих пор молчат Генпрокуратура и Счетная палата?

Зато ухудшение среды обитания теперь можно видеть наглядно: зеленую зону обнулили, о птицах и растениях можно забыть. Местные жители с болью видят, как деревья сносят прямо вместе с птичьими гнездами… Вот такой еще недавно была Золотая долина.

Неуставные отношения

Основной же вопрос в следующем; какое отношение Фонд развития территорий имеет к промышленности? И как удалось саратовскому мининвесту протащить через отборочную комиссию свою явно нецелевую заявку?

До апреля 2022 года эта организация носила название «Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства», если коротко – Фонд защиты дольщиков. Цели фонда, если смотреть по его уставу, обозначены следующие:

1) создание безопасных и благоприятных условий проживания граждан; 2) содействие модернизации жилищно-коммунального хозяйства, формированию эффективных механизмов управления жилищным фондом, внедрению ресурсосберегающих технологий; 3) обеспечение сокращения непригодного для проживания жилищного фонда; 4) содействие реализации государственной жилищной политики, направленной на повышение гарантий защиты прав и законных интересов граждан – участников строительства, в том числе участников долевого строительства, членов жилищно-строительных кооперативов, имеющих требования о передаче жилых помещений, машино-мест, нежилых помещений; 5) иные определенные Правительством Российской Федерации цели, связанные с обеспечением устойчивого развития территорий, созданием комфортных и благоприятных условий проживания граждан, защитой прав и законных интересов граждан - участников строительства».

А теперь посмотрим на бывшую, увы, Золотую долину. Где тут безопасные и благоприятные условия для проживания граждан? Таковых не обнаруживается. Гражданам нравилось гулять по берегам прудов и проводить здесь свободное время. Теперь бравые партстроители с благословения «зеленой комиссии» и УК СИП вырубили все, до чего дотянулись, превратив долину в пустырь. Золотым он теперь остается лишь по объему зарытых бюджетных средств.

Никаких дольщиков, ни пострадавших, ни довольных. Это частный сектор и дачи. Очистные, водопровод и прочие блага цивилизации, ради которых здесь сейчас уничтожают зеленую зону, никакого отношения к ЖКХ иметь не будут – они рассчитаны на обеспечение административного здания и цехов. Одним словом, о жилом строительстве речи не идет. Спрашивается, какова функция Фонда развития территорий в данном проекте кроме той, что он занимается распределением бюджетных денег? И где в уставе Фонда хоть слово о промышленных объектах?

На фоне происходящего в Золотой долине пятый пункт данного устава выглядит прямо-таки издевательским. Благоприятные условия проживания граждан в Саратов создаются путем уничтожения того места, где оные граждане любили отдыхать. Теперь там будет очень благоприятная промзона.

С защитой дольщиков, надо вспомнить, у Фонда в Саратовской области тоже получилось как-то не очень. В лучшем случае – копеечная компенсация, в худшем – несколько лет таскания по судам с сомнительными перспективами, как это вышло с дольщиками ЖК «Победа». Организация до сих пор ищет (и находит) поводы ни в коем случае не достраивать почти готовые дома, зато заявляет претензии на землю, изначально к ним не относящуюся.

Жители поселков Дачный, Соколовый, Жасминный и Поливановка, для которых Золотая долина еще недавно была местом отдыха, в отчаянии. Под прикрытием работы на благо граждан и мифических рабочих мест им угробили всю комфортную среду на несколько лет вперед. С заверениями, что всё, мол, для их же блага. Сами граждане расценивают действия УК СИП и лоббирующего промзону Центра развития Саратовской агломерации во главе с экс-губернатором Дмитрием Аяцковым как самый настоящий цинизм.

Жалкая попытка изобразить заботу о населении – тендер на проект зоны отдыха, с кое-как написанным техзаданием и спортплощадкой, запихнутой к самым очистным сооружением. Комфортная среда или издевательство? Вопрос риторический.

Где деньги, Зин?

Как уверяет тг-канал ВЧК-ОГПУ, свое победное шествие Фонд развития территорий начал с 2020 года, когда туда пришел Константин Тимофеев, бывший глава «Москоминвеста», структуры московской мэрии. Тимофеева считают ставленником вице-премьера Марата Хуснуллина, который, как утверждает канал, сейчас контролирует все денежные потоки строительной отрасли, и через Фонд развития территорий, и через ППК «Единый заказчик». Последнему, кстати, в Саратове хотят доверить такую «стройку века», как многострадальный оперный театр.

Константин Тимофеев собрал урожай стройплощадок в Саратове, более 30 штук, уже свободных от прав третьих лиц, а потом с поста исполнительного директора Фонда тихо улетел в ОАК, заслужив на дорожку благодарность за «эффективное взаимодействие с регионами для восстановления прав пострадавших граждан». ЖК «Победа» не даст соврать – эффект был просто сногсшибательным. Фонд держит в своих руках прибыльные куски саратовской земли с недостроями вместе, и скорее всего, найдет способ получить с них выгоду даже с новыми фантазиями минстроя области.

Правда, сейчас вокруг Фонда развития территорий начинаются скандалы. Один из них – в Татарстане, где в 2023 году арестовали юристов и арбитражного управляющего по подозрению в завышении стоимости услуг по охране имущества компаний-застройщиков. В Петербурге под раздачу попали два топ-менеджера местного Фонда защиты дольщиков, за заключение договоров на достройку домов по заведомо высокой цене. Одним словом, все телодвижения вокруг строек слишком напоминают банальный распил, нежели защиту дольщиков.

На что похожи саратовские проекты, с заливанием миллионами промзоны или более чем мутными судами по ЖК «Победа», давно стоило бы обратить внимание правоохранительным органам. Одно можно сказать точно; защитой дольщиков и созданием благоприятных условий тут с самого начала не пахло.

https://www.business-vector.info/ubiystvo_zolotoy_doliny_kak_fond_razvitiya_territoriy_ugrobil_zelenuyu_zonu_pod_saratovom/


Парламентаризм, какой уж он у нас есть...

К 30-летию Саратовской областной думы

Сергей ПЕРЕПЕЧЕНОВ

29 мая 1994 года состоялись выборы депутатов Саратовской областной думы первого созыва. Вслед за прошедшими за полгода до того выборами депутатов 3-ей Госдумы и принятия Конституции РФ – это было значимым событием. По крайней мере, для саратовцев, которые «заждались» новой власти.

С окончанием гегемонии КПСС и ликвидацией советов всех уровней региональная власть «зависла». Хотя осенью 1993 года Президентом РФ были назначены: главой администрации Саратовской области Ю.В. Белых, Полномочным представителем в регионе В.Г. Головачёв, мэром Саратова Ю.Б. Китов, в районах, городе и на областном уровне действовали сформированные советскими органами Комитеты по реформированию государственной власти и местного управления (нужно заметить абсолютно бесплодные), законодательно-представительная ветвь власти в регионе отсутствовала.

И вот в марте 1994 года Ю.В. Белых утвердил «Положение о выборах депутатов Саратовской областной думы». Назначены они были на 29 мая того же года. Интересно, что была выбрана смешанная схема формирования областного парламента, состоявшего из 35 депутатов: с выборами по партийным спискам (10 мест) и по округам (25 мест).

И 29 сентября 1994 года при явке избирателей в 37% прошли выборы первого созыва Облдумы. По партийным спискам депутатами стали трое членов блока «За народовластие» (КПРФ-РКРП), трое из «Аграрной партии», по одному от «Демократической партии России», «Союза офицеров в запасе», «Демократического выбора» и «Блока Явлинского в Саратове».

Среди депутатов, игравших заметную роль в федеральной и региональной политике 90-х годов и позже, избранных по партийным спискам: В.М. Боброва, Н.С. Солдатов, А.П. Харитонов, В.В. Володин, В.Н. Давыдов...; по избирательным округам: Н.П. Думчев, А.И. Соколов, В.Ф. Рашкин, Н.Я. Семенец, А.М. Тимошок, Ю.Н. Аксёненко, Н.С. Макаревич, В.В. Мальцев…

Замечу, что подавляющее большинство в первом составе думы составляли представители старого партийно-хозяйственного актива области. Тем не менее, это был действительно парламент, в первые годы не избегавший дискуссий и споров. Разные политические фракции проводили в думе пресс-конференции и «круглые столы», вырабатывающие согласованные позиции при принятии тех или иных решений. Некоторые из них выносились на всенародное обсуждение. Фракции и многие депутаты были реально открыты для своих избирателей. Попасть на приём для них не представляло большого труда.

Необходимо отметить, что депутаты-демократы (О.И. Карпов, ДПР; А. Жаворонский, «Блок Явлинского», Е.В. Моторный «ДемВыбор»), в первый и в последний раз получившие парламентские возможности, фактически, не создали условий для широкого гражданского участия, которое ещё 2-3 года назад было реально массовым.

На мой взгляд, самой большой бедой стало то, что депутаты, несмотря на их вроде бы социально-направленные заявки, как коммунистов, так и демократов, не сумели создать законодательную базу для внятного подлинного местного самоуправления в городе Саратове и муниципальных образованиях области – проще оказалось переписать положения рамочного Федерального закона «Об основных принципах МСУ в РФ». Принципы-то были сохранены, а местное самоуправление в городах и весях так и не состоялось…

17 июня 1994 года прошло первое пленарное заседание Саратовской областной думы первого созыва, на котором Председателем был избран А.П. Харитонов, заместителями председателя В.В. Володин и В.Ф. Рашкин, а также сформированы шесть комитетов…

Отсюда и пошёл наш региональный парламентаризм – уж такой, какой есть..!


История становления и уничтожения демократии в Саратове в лицах и событиях (1985 – 1994 гг.)

Идея написать эту статью пришла после посещения Музея парламентаризма Саратовской городской думы (История становления и развития местного самоуправления в городе Саратове). В ряду исторических событий, отраженных в экспозиции музея, «белым пятном» выглядит период, связанный с обновленным на принципах демократии Саратовским городским Советом народных депутатов (1990 – 1993 гг.). С ликвидацией Советов по всей стране после контрреволюционного переворота в октябре 1993 года закончилась эпоха демократических преобразований, и Россия встала на путь, приведший ее к сегодняшнему силовому диктаторскому путинскому режиму.

Досадный пробел в экспозиции Музея парламентаризма, касающийся истории создания и разгона первого и последнего демократического органа народовластия, подтверждается текстом, опубликованным на сайте Саратовской городской думы История местного самоуправления в городе Саратове

Отметив как факт, что «На первой сессии Саратовского городского Совета народных депутатов 21 созыва 29 апреля 1990 г. был образован Городской Совет народных депутатов как постоянно действующий орган», и в тексте статьи, и в самом музее авторы экспозиции никак не отразили бурный период становления демократического самоуправления в Саратове в начале 90-х годов, а сразу перешли к событиям, последовавшим после уничтожения народовластия в октябре 1993 года.

В тексте статьи это выглядит так: «22 декабря 1996 года саратовцы реализовали гарантированное Конституцией РФ право на самоуправление. Они приняли на референдуме Устав города и выбрали депутатов городской Думы, получив возможность участия в определении путей социально-экономического развития Саратова, возможность влиять и непосредственно, и через своих представителей в Думе на действия власти, на принятие решений по жизненно важным вопросам».

Хроника событий 1985 – 1994 гг.

Саратовская область никогда не отличалась высокой активностью населения. С начала Перестройки и вплоть до 1990 года здесь не отмечалось массовых организованных акций, если не считать единственного предвыборного митинга в феврале 1989 года. Население реально не было заинтересовано в проведении таких акций, а власти весьма жестко реагировали на любые попытки организовать «массовые мероприятия» – будь то забастовка или демонстрация (не считая, разумеется, ноябрьских и первомайских шествий). Опыт единственного митинга 1989 года лишь подтвердил это – население проявило довольно низкий и весьма испуганный интерес к происходившему, наиболее активные участники акции либо были задержаны на месте, либо в дальнейшем подвергались административному преследованию вплоть до непродолжительного заключения. Все это происходило на фоне заметно более высокой активности населения в прилегающих регионах, прежде всего – Волгоградской и Самарской областей. В среде политических «неформалов» того времени весьма традиционным стало именование Саратова «заповедником Застоя».

1985 – 1990 гг.

В начале Перестройки (с 1985 года) существовал традиционный канал – профсоюзные собрания, особенно отчетно-выборные или посвященные перезаключению коллективных договоров. На таких собраниях «работяги» ругали начальство и добивались справедливости в распределении квартир, путевок и т.д. В годы перестройки активность и конфликтность таких собраний резко выросла, стало привычным делом выдвижение на них ультимативных требований к начальству. Порой, добиваясь своего, «протестанты» применяли дополнительные меры давления – например, отказывались разойтись, угрожали голодовкой и т.д.

Летом 1986 г. на заводе ГПЗ-3 в рамках школы комсомольской учёбы возник политический дискуссионный клуб «Диалог». При Кировском РК ВЛКСМ сформировался политический клуб «Марксист», в своей идеологической работе вышедший за официальные идеологические рамки.

Весной 1987 г. оформился политический клуб «Семидесятая весна». И «Диалог», и «Семидесятая весна» являлись политическими организациями, возникшими в рамках идеологической перестройки, активисты которых были либо членами КПСС, либо комсомольскими работниками.

Весной 1988 г. заявила о своём возникновении инициативная группа Народного фронта (А.Д. Никитин), сформировалась инициативная группа «Мемориала» (Ю.Л. Чернышев), возник литературный клуб «Калина красная» (А.Г. Свешников). Указанные группы, «Семидесятая весна», литературное объединение «Контрапункт» в апреле 1988 г. объявили о создании Совета представителей общественных клубов (СПОК) и Саратовского бюро информационного обмена (СБИО). Организации выпускали бюллетени, получившие названия «Сфера», «Семидесятая весна», «Калина красная», машинописные издания – «Выбор» и «Голос памяти».

В 1988 г. выходили «Ведомости саратовского «Мемориала» и общественно-политический журнал «Контрапункт». В мае того же года было объявлено о создании в Саратове партии «Демократический союз», приступившей к изданию собственного печатного органа «Демократ», а в 1989 г. – общественно-политического журнала «Алфавит».

В 1988 г. в области насчитывалось более двух тысяч самодеятельных объединений, из которых 290 являлись партклубами. Оформился Совет представителей общественных клубов. Большинство участников клубов углублённо изучало марксистско-ленинскую идеологию. Развитие гласности подталкивало к переходу на антисоветские позиции, активной критике коммунистической идеологии. Радикально антикоммунистическую позицию занял «Демократический союз», организатор которого – А. Деревянкин – находился под пристальным вниманием органов госбезопасности. Запрещались конференции и собрания клубов «Мемориал» и «Контрапункт».

Первая акция этого периода, которую ее организаторы сами определяли как «забастовку», состоялась, по всей видимости, в августе 1990 года на одной из саратовских станций техобслуживания как итог конфликта между руководством станции и ее профсоюзным лидером – последнего попытались уволить из-за создаваемого им беспокойства – и столкнулись с противодействием коллектива. Насколько известно, акция закончилась успехом.

28 января 1989 года инициативная группа из 4-х человек (член Союза писателей СССР В.П. Кондрашов, юрист А.Д. Никитин, инженер-химик Л.С. Цыганкова и инженер В.С. Коркин) подали заявку в Ленинский райисполком на проведение предвыборного агитационного митинга 11 февраля 1989 года на площади у ДК «Россия». Цель: 1. Формирование экологического наказа избирателей будущему народному депутату СССР. 2. Агитация против кандидата в депутаты СССР Г.А. Умнова (директора Тантала).

Заявленный митинг прошел в феврале 1989 года у стен ДК «Россия», собравший не более сотни человек, из которых наверняка добрая треть не спала потом ночами, пугливо вслушиваясь в шаги на лестничной клетке.

В это же время на базе движения «Демократическая Россия» был создан Клуб избирателей (В.Н. Давыдов, В.Н. Южаков)

11 февраля 1989 г. на улицы Саратова вышло от 10 до 15 тыс. человек под лозунгами «КПСС – дай порулить!», «Обком – в отставку!», «Долой КГБ!». Площадь у Дворца культуры «Россия» была забита десятками большегрузных машин, у которых включили двигатели во время выступлений организаторов митинга и приглашённых. Милиция потребовала от собравшихся разойтись, объявив митинг незаконным, так как на его проведение районные власти не дали официальное разрешение. Через полчаса митинг завершился. Инициаторов мероприятия позже привлекли к административной ответственности за нарушение правопорядка. Беспредел властей, спецслужб и милицейских чиновников во время фактического разгона митинга получил большой общественный резонанс не только в регионе, но и в стране.

Начавшийся демонтаж монополии компартии на власть вызвал на территории области, в крупных городах обострение политические борьбы. Как писали газеты: «1990 год был отмечен невиданным всплеском политической активности саратовцев. В городе проходили митинги, шествия, пикетирования административных зданий…».

Особое место среди массовых общественных областных организаций и институтов принадлежало Федерации профсоюзных организаций Саратовской области, в центре внимая которой находились социальные вопросы, проблемы охраны труда, организация досуга и быта трудящихся. Длительное время областную организацию профсоюзов возглавлял Е.С. Рогожин.

Численность областных профсоюзных организаций была довольно высокой. В конце 1989 г. в областную профсоюзную организацию входили 147 горкомов и райкомов профсоюзов, 43976 профгрупп, 7656 цеховых профбюро, 7601 первичная профсоюзная организация.

В 1989 г. в области создаётся совет председателей профкомов профсоюза машиностроения и приборостроения, в который вошли семь профсоюзных организаций. Председателем совета был избран Н.Л. Касымов – председатель профкома станкостроительного завода.

В 1990 г. была образована Федерация профсоюзных организаций Саратовской области, которая к середине 1991 г. объединяла в своих рядах более 1 млн. 300 тыс. человек.

При советской власти профсоюзы, по словам Е.С. Рогожина, работали в условиях «юридического благоприятствования». С развитием рыночных отношений правовая база деятельности профсоюзов уменьшалась как шагреневая кожа. Остановить этот процесс могли только хорошо сплочённые и крепкие профсоюзы.

Профсоюзные лидеры, профкомы пытались «на марше» перестроить свою работу, которая отвечала бы духу времени, демократическим преобразованиям, происходившим в обществе. В первую очередь Совет Федерации профсоюзных организаций Саратовской области отказался от мелочной опеки своих членских организаций, всевозможных контрольных проверок.

В феврале 1990 г. демократическое движение консолидировалось под лозунгами недоверия обкому партии, лишения партийных организаций властных полномочий. В 1990 г. возникают первые независимые газеты общедемократической направленности – «Саратовский листок», «Местное время», «Конкурент».

В ходе предвыборной кампании недовольство демократически настроенных граждан вызвала организация выборов в Советы на безальтернативной основе. 11, 18 и 25 февраля 1990 г. на митингах в Саратове прозвучали требования бойкотировать выборы в те Советы, где были зарегистрированы безальтернативные кандидаты.

С 11 по 25 февраля 1990 г. в областном центре, Энгельсе, Балаково прошли несанкционированные митинги, демонстрации, которые свидетельствовали о сформировавшемся в области оппозиционном движении.

Митинг 11 февраля 1990 года на Театральной площади – встреча с кандидатами в депутаты горсовета. Митинг прошел у филармонии.

После митинга 11 февраля, из-за жесткого противодействия властей переросшего в многотысячную демонстрацию в центре города (милицией был блокирован доступ на объявлявшуюся «демократами» как место митинга площадь Революции), обком КПСС 18 и 25 февраля организовал контрмитинги, на которых из сельских районов автобусами подвозили участников. При этом митинги и контрмитинги проводились на одной и той же площади Революции. И если на митингах «демократов» требовали отставки обкома, то на контрмитингах – принятия мер против «смутьянов» и «горлопанов».

4 и 18 марта 1990 г. в Саратовской области впервые состоялись всеобщие, прямые и тайные выборы народных депутатов РСФСР и местных Советов, на которых граждане получили возможность альтернативного выдвижения кандидатов в депутаты. Это был важный этап в развитии местного самоуправления и демократизации общественно-политической жизни региона.

В обновлённых Советах было представлены многие социальные слои и группы населения Саратовской области. Среди избранных 29,3% являлись представителями рабочих и колхозников, 12,4% депутатов представляли женщины. Впервые народными депутатами областного Совета стали 180 человек, которые составили 80% депутатов.

На I-й сессии сформированного в марте 1990 года Саратовского городского Совета народных депутатов как постоянно действующего органа власти, был утверждён его временный регламент работы, согласно которому городской Совет принимал решения и обеспечивал их исполнение в пределах полномочий, предоставленных ему Законом СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства СССР» и другими законодательными актами СССР и РСФСР. После бурных дебатов и досрочного закрытия майской сессии городской Совет народных депутатов оказался расколотым. Попытки возобновить сессию оказались безуспешными.

Весной 1990 года в Саратове имела место первая политическая голодовка, объявленная активистами образовавшегося после первого митинга радикально-демократического «Комитета 11 февраля». Акция осталась проигнорированной обкомом КПСС и подконтрольными ему СМИ. Голодовка, не получив общественного резонанса, завершилась без успеха.

1 мая 1990 года попытка проведения «альтернативной первомайской демонстрации» (колонна неформалов шла от СГУ) была пресечена посредством разгона колонны. Была драка с курсантами училища МВД. До площади колонна не дошла, но пошла окружным путем к Набережной, где состоялся митинг. Это не ликвидировало митинговую активность, но резко снизило число участников.

5 августа 1990 года. Митинг общественности на ипподроме. Председатель горсовета В.Г. Головачев говорит о требовании от первого секретаря обкома КПСС К.П. Муренина уйти в отставку и о своем решении оставить должность первого секретаря горкома партии.

19 августа 1990 г. народные депутаты Саратовского городского Совета, стоявшие на антикоммунистических позициях, провели на площади Революции несанкционированный митинг, в котором приняли участие около 300 человек. Демонстранты призывали к отставке областного правительства и обкома партии, проведению забастовок и созданию гражданских комитетов, требовали отказаться от марксизма-ленинизма как государственной идеологии.

6 октября 1990 г. в Саратове состоялось учредительное собрание Демократической партии России (ДПР), избравшее руководящий состав регионального отделения из восьми человек. Активную роль в образовании областной организации ДПР сыграли А.П. Зацепилин, В.В. Рейхель, А.В. Климов. Низовые организации партии формировались по территориально-производственному принципу. Ячейки ДПР были образованы на заводе «Сардизель», приборомеханическом заводе. Отделения ДПР сформировались в Балашове, Балаково, Энгельсе, Марксе и других городах, достигнув общей численности 200 человек.

Примерно 50-60 человек входило в состав Саратовского отделения Социал-демократической партии России (СДПР). Организаторами СДПР на областном уровне выступили Ю.Л. Чернышов, А.В. Дидевич, А.Д. Никитин. Кроме Саратова, немногочисленные организации СДПР функционировали в Ртищево, рабочем посёлке Степное, Духовницком. Приём в партию осуществлялся индивидуально на основании заявления, с последующей выдачей партбилета республиканского образца. В Саратове социал-демократы наладили выпуск малоформатной газеты «Сфера» под редакцией В.М. Горбачёва. Саратовские социал-демократы проводили политическую работу по территориальному принципу, уделяя особое внимание работе в клубах избирателей, участию в митингах, распространению листовок антикоммунистической направленности и др.

Примерно 100 человек (по другим данным – 130 человек), несколько коллективов входило в городской партклуб «Демократическая платформа (вне КПСС)», сопредседателями которого являлись В.П. Санатин, Е. Сергун, Б.П. Безручко. Лидеры «Демократической платформы» опирались на научно-техническую интеллигенцию НИИ и КБ, рассматривая её основной социальной базой Демплатформы. Политическое формирование получило поддержку на производственных объединениях «Контакт», «Тантал», им. С. Орджоникидзе, ГПЗ-3, заводе «Знамя Труда». Организаторы «Демократической платформы» проводили активную работу в Институте «Саратовгражданпроект», ЦНИИА, филиале Института радиотехники и электроники, политехническом институте. Как отмечалось в документах тех лет: «Главная цель «ДП» расколоть КПСС, добиться раздела её имущества».

В последующем на базе Саратовского отделения «Демократической платформы» была образована Саратовская организация Республиканской партии России, в которую входило около 50 человек.

На грани политики и экономики находилась проведенная на рубеже октября-ноября голодовка студентов бывшей Высшей партийной школы, после августовских событий закрытой. Группа студентов, проникнув в здание ВПШ и сняв печати с дверей, заняла ряд помещений и объявила бессрочную голодовку в защиту своего права на образование. Они требовали дать им возможность завершить начатое обучение, для чего следовало восстановить ВПШ, но в качестве не партийного, а государственного вуза. Акция явно режиссировалась преподавателями ВПШ, постоянно находившимися рядом с голодающими. Как стало ясно, выбор времени для мероприятия не был случаен – именно в это время в Центре рассматривался вопрос о бывших учебных и научных учреждениях КПСС, и голодовка служила инструментом давления не столько на саратовское, сколько на российское руководство. С протестующими вели переговоры (безуспешные) депутаты городского и областного Советов. Акция была прекращена после того, как депутат горсовета демократ В.М. Горбачев объявил голодовку протеста против захвата национализированного здания.

В конце 1990 года на главной площади города появился постоянный пикет, получивший название «Палатка свободы», который был организован дээсовцем Евгением Корольковым. Поводом к созданию «палатки» стала голодовка фермера Трофимова, протест которого носил неполитический характер: фермер требовал прекратить покушения со стороны местных властей на полученную им землю. Акция длилась около двадцати дней и завершилась победой Трофимова. Однако палатка, в которой он провел большую часть этого времени, осталась на месте – в ней, среди разнообразных лозунгов и другой наглядной агитации, практически круглосуточно находились представители наиболее радикальной части местных «демократов». Ими же на площади рядом с палаткой был заложен камень с табличкой: «Здесь будет памятник жертвам политических репрессий». Памятник так и не был открыт.

1991 – 1993 гг.

В начале весны 1991 года «Палатка свободы» была заменена на металлический киоск, в котором продавалась оппозиционная пресса, появилась «доска гласности». Сам факт существования возможности прийти к «палатке», пообщаться с единомышленниками и даже помитинговать по существу превратил пикет в предохранительный клапан, снижающий вероятность новых массовых выступлений (такие выступления во многом возникают по причинам психологического характера, пикет же превратился во вполне функциональный инструмент психотерапии).

15 апреля 1991 г. в помещении саратовского драмтеатра состоялось массовое собрание членов партии «Демократическая Россия», в котором приняли участие около 850 человек – депутаты Советов, представители рабочих, интеллигенции, кооператоры. Участники собрания обсудили вопрос «О ситуации в стране, городе Саратове и задачах Демроссии», наметили программу первоочередных политических мер: развёртывание массовой агитационной работы по избранию Б.Н. Ельцина Президентом России, добиться вывода партийных комитетов с предприятий, внедриться на радио, телевидение, в областную газету «Коммунист» для разъяснения позиции партии, усилить влияние на рабочих, поддержать бастовавших шахтёров и др.

Представители демократических сил Саратова в условиях роста цен и политической и экономической нестабильности в стране призывали к неповиновению коммунистическим властям, проведению забастовок и митингов, организовывали политические акции сопротивления, проводили сбор средств в помощь бастовавшим шахтёрам.

Проходило организационное укрепление низовых структур «Демроссии». В Саратове на производственном объединении «Нитрон», ГПЗ-3, заводе зуборезных станков были образованы ячейки «Демократической России», численностью от 15 до 25 человек, активизировались попытки создать забастовочные комитеты. Низовые организации «Демроссии» функционировали на производственных объединениях «Корпус», им. С. Орджоникидзе, электроагрегатном заводе, заводе «Серп и Молот», приборомеханическом заводе, СКБ сейсмических приборов, политехническом институте, Институте ВНИИстатинформации. Консолидация демократических сил проходила в Энгельсе на производственном объединении «Химволокно», заводах ЖБИ-6, топливных фильтров, в Марксе – на заводе «Родон». Ячейки «Демократической России» по территориальному принципу сформировались в Балаково, Ртищево, Вольске.

В мае 1991 г. в Саратове были образованы Комитет общественных движений (КОД) и её руководящий орган – Дума, предпринявшие попытку объединить на платформе антикоммунизма немногочисленные группы сторонников Народно-трудового Союза (НТС), Демократического союза, анархо-синдикалистов. Однако подобные попытка объединения разнородных политических сил не увенчалась успехом.

В августе 1991 года у «палатки свободы» состоялся первый из стихийных митингов протеста против ГКЧП. Это было днем 19 августа. Собравшихся было не более полутораста человек. Вечером 19 августа состоялся второй митинг, на этот раз у здания института ВНИПИинформБУТЭК, в котором состоялось заседание КС областной «ДемРоссии». Здесь было, по оценкам, до двухсот человек. Акция была также стихийной – без какого-либо предварительного оповещения, начавшись, когда после заседания КС его члены вышли к собравшимися на улице активистам демдвижения, проходила уже в темноте.

20 августа 1991 года на главной площади Саратова состоялся митинг в поддержку Б.Н. Ельцина и против ГКЧП с требованиями отставки председателя исполкома Агапова, председателя телерадиокомитета Зотова и главреда газеты «Коммунист» Зорина с числом участников до тысячи человек, организованный демократическими депутатами горсовета. На нем с яркой речью против путчистов выступил председатель горсовета В.Г. Головачев.

22 августа 1991 года на чрезвычайной сессии горсовета путч был осуждён, поддержан Б.Н. Ельцин и создана комиссия по расследованию деятельности должностных лиц в период 19-21 августа 1991 г. В.П. Кондрашов заменил на здании горсовета красный флаг на триколор.

25 августа 1991 года на той же площади состоялся «митинг победы», организованный ДПР. По численности участников он уступал только митингу 11 февраля 1990 года – собралось до пяти тысяч человек. Звучали речи победителей. Член ДС Денис Дельцов призвал демонтировать стоящий на площади памятник В.И. Ленину (что не встретило поддержки), а завершив выступление, схватил заготовленные соратниками кисть и ведро краски и, с помощью тех же соратников забравшись на постамент, покрыл его антикоммунистическими надписями. Надписи незамедлительно принялись стирать присутствовавшие на площади пожилые люди. Между ними и дээсовцами чуть не началась потасовка, и вмешавшаяся милиция довольно долго разводила их в стороны. Этот митинг стал последним демократическим массовым мероприятием, собравшим более двух-трех сотен человек.

В январе 1992 года прошла массовая акция, организованная СДПР в поддержку либерализации цен. Однако ораторы, одобрявшие «начало реальных рыночных реформ», оказались не поддержаны аудиторией. В стоящих на трибуне полетели снежки, и митинг почти мгновенно завершился.

23 февраля 1992 года прошел первый митинг под красными знаменами, затем мероприятия в дни праздников советского периода (1 и 9 мая, 7 ноября, 23 февраля) стали традиционными.

1 октября 1992 года прошел «антиваучерный» митинг организованный Объединенным фронтом патриотических сил (ОФПС). Ораторы квалифицировали приватизацию как «гнусный обман» и «продажу народа империалистам». Секретарем Заводского райкома РКРП Рябовым была зачитана вслух подробная инструкция, как надо бороться с приватизацией, подготовленная, по его словам, «двумя настоящими коммунистами – кандидатами наук». По инструкции, ваучеры следует получать, но никуда не вкладывать; на предприятиях (колхозах, совхозах, учреждениях) создавать советы или комитеты рабочих (крестьян, служащих, специалистов), регистрировать их как общественные организации и сопротивляться изменению формы собственности предприятия (колхоза, совхоза, учреждения) доступными средствами, вплоть до забастовки; ваучеры работников предприятия (колхоза, совхоза, учреждения) регистрировать в названном совете или комитете. Акция, собравшая около трехсот человек (примерно четверть составляли молодые люди), проходила на фоне лозунга «Ваучер – путевка нашему поколению в Могилевскую губернию».

28 марта 1993 года, в связи с телеобращением Б.Н. Ельцина о введении им особого порядка управления страной, коммунисты объединенными силами КПРФ, РКРП и ВКПБ провели пикетирование органов представительной и законодательной власти (районных, городских и областных), а на главной площади состоялись одновременно три митинга: организованный «ДемРоссией» в поддержку президента (собралось до трех тысяч человек) и два в поддержку ВС РФ – коммунистов (более двух тысяч участников) и патриотов, объединившихся в Комитет защиты конституционного строя (несколько сот человек). Демократы митинговали под триколорами, коммунисты под красными знаменами, патриоты – под черно-желтыми.

Массовая активность в связи с событиями 21 сентября – 4 октября 1993 года была гораздо ниже. Сторонники ВС образовали нечто вроде постоянно действующего пикета на главной площади; 4 октября здесь состоялся небольшой (до трехсот человек) стихийный митинг, затем переместившийся в конференц-зал горсовета. Сторонники президента провели 4 октября митинг на охраняемой территории Саратовского телерадиоцентра (по заранее составленным спискам милицией были пропущены до ста пятидесяти человек).

В октябре 1993 года прошла голодовка депутата Саратовского областного совета народных депутатов Г.В. Ахтырко против роспуска облсовета (Постановление губернатора Белых).

В январе 1994 года состоялся митинг в поддержку газеты «Саратов», выход которой был прерван с 30 декабря 1993 года. Редакция газеты, учрежденной в 1990 году горсоветом, после роспуска последнего хотела стать просто «городской газетой», однако городская администрация (по тогдашним указам президента – «наследница» Совета во всех правах) не желала отпустить издание «на волю». Издательство «Слово» сначала отказалось печатать очередные номера, а затем заблокировало сотрудникам доступ в редакционные помещения (находящиеся в здании издательства). На митинге журналисты излагали свое видение конфликта, читатели и подписчики требовали возобновления издания своей газеты (и отставки мэра города). Однако выходить газета стала только в конце января как издание администрации – и с новым редактором.

20 лет спустя

4 октября 2013 года состоялось шествие по улицам города Саратова и траурный митинг у памятника Н.Г. Чернышевского, посвященные 20-й годовщине расстрела Верховного Совета РФ. Колонна с зажженными свечами и баннером «Мы все помним. Не простим!» прошла от памятника борцам Революции 1917 года. Колонну возглавляли депутат ГД ФС РФ, первый секретарь Саратовского обкома КПРФ О.Н. Алимова и депутат Саратовской областной Думы С.Н. Афанасьев.

Траурный митинг начался с минуты молчания по жертвам «Черного октября». После чего выступающие, среди которых присутствовали очевидцы этих трагических событий, дали свою оценку произошедшему в октябре 1993 года.

По окончании митинга состоялся показ кинофильма «1993. Осень».

Хронику событий составил А.Г. Свешников, в 1991 – 1993 гг. заведующий отделом информации газеты Саратовского городского совета народных депутатов «Саратов»

Богатей», № 3 (832) от 24 марта 2021 г.


Россия по-прежнему живет в феодализме

Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ

Современное средневековье

Прошли выборы президента, и комментариев по этому поводу вы уже наслушались выше крыши! Выборы доказали, что большинство россиян не видят в данный момент иного лидера, кроме Путина. Как говорится: «Народ всегда прав – ему виднее...» У меня же есть некоторые надежды на изменение политики власти, и я надеюсь, что власть врубится и поймет, что никакие новые школы, больницы, местное самоуправление и самые продвинутые нанотехнологии не избавят Россию от средневековых взаимоотношений между людьми. Феодализм гнездится у нас в каждом чулане, стоптанном валенке, под сиденьем бронированного «Бентли» и в золотых часах «Ролекс» на холеной руке! И муж за рулем «Роллс-Ройса» будет обращаться со своей спутницей в добрых традициях XIV века.

Но пока как Кремль, так и большинство россиян не отдают себе отчета, в каком обществе мы живем. Вот мне и хотелось бы разобраться, на сколько веков мы отстали от Европы. Нам от Европы никуда не деться – мы не Китай и не Индия, на Руси восточное христианство хоть почти и не развивалось с V века – все равно религия европейская.

Выехав в Европу, мы всегда удивляемся, что там чисто, люди вежливы, не выкидывают мусор из окон, водка не паленая и т. д., а приехав домой, поначалу замечаем все безобразия, но быстро втягиваемся в привычный образ жизни, в котором родились.

Нам очень трудно понять, почему у «нас» не так, как у «них», и мы ищем объяснений то в плохом начальстве, то в 70 годах советской власти, то вообще в неправильном президенте. И что важно – мы не одни задаемся подобными вопросами. Многие мыслящие люди и в Африке, и в мусульманском мире пытаются найти ответ на эту загадку. И никто не подозревает, что ответ будет неожиданным, – на мой взгляд, дело в том, что Россия, подобно ряду других стран Африки и Востока, живет в другом историческом измерении, а точнее, в средневековье. Естественно, мы не знаем и не замечаем этого, ибо невозможно объективно оценить окружающую тебя среду, находясь внутри. Ведь всегда понять других легче, чем себя.

Я убежден: разные цивилизации развиваются с РАЗНОЙ СКОРОСТЬЮ.

Повторяю, понять это нелегко! Подобно тому, как средневековому человеку было невозможно представить, что в тот момент, когда он просыпается, на другой стороне планеты миллиард людей ложатся спать, так и нам трудно ощутить разницу в уровнях исторического развития народов.

Разницу в часовых поясах можно ощутить, мгновенно перенесясь с помощью самолета в другую часть света, ибо временная разница вызывает физический дискомфорт – расстройство биоритмов, человек страдает головной болью, засыпает не вовремя и т. д., и нужно некоторое время, чтобы приспособиться к другому часу суток (по-английски это называется словом jetlag). Так вот, применительно к разнице в уровнях развития различных народов я бы использовал понятие «исторический jetlag».

Внешние приметы современности, общедоступные по всему миру – кока-кола, «Макдоналдс», «Мерседесы», джинсы, рэп и «Гарри Поттер», – обманчивы, они не меняют веками устоявшихся глубинных ценностей, определяющих поведение человека той или иной культуры. И в Саудовский Аравии неверной жене могут рубить голову, в то время как ее муж, поменяв свою джалабию на костюм от Бриони, катается в «Бентли» по Лондону!

И когда я сегодня слышу, что кто-то говорит шутя: «это какое-то средневековье!» – я серьезно усматриваю в этом истину.

От опричнины до бюрократии

Давайте разберемся, чем определяется средневековье и почему мое утверждение, что Россия живет в феодализме, справедливо.

Феодализм (от feudum – земельный надел) – европейский общественный строй в средневековой Европе - имел два основных класса – феодалов (землевладельцев) и крестьян, работающих на этой земле и платящих подать владельцу земли. Там была еще такая прослойка вооруженных рыцарей, служилых людей, которые защищали земли феодала от набега иноземцев, захвата, ну вроде крыши, и паразитировали за счет того же земледельца.

Настоящего феодализма на Руси не было, так как не было феодалов, которые могли ограничить власть князя, а были сатрапы, целиком зависящие от Великого князя. А вместо рыцарей были свои служилые – княжеская дружина, которая подобно рыцарям кормилась за счет оброка с земледельца - «тяглового сословия». Поскольку в России не было условий для возникновения независимой буржуазии, служилые люди, кормившиеся за счет труженика, не встречали оппозиции. При Иване Грозном это были опричники, потом становые, чиновники, судьи, губернаторы – это паразитирующее сословие оставалось вплоть до реформ Александра II. Я, конечно, упрощаю исторический процесс, чтобы не заморачивать вам головы. Позже, при советской власти, возникла новая форма паразитизма – партийная бюрократия, и грабеж в СССР осуществлялся при посредничестве государства.

С перестройкой и распадом советской власти народ, получивший первый раз в жизни неограниченную свободу, по-своему воспользовался ею и стал быстро возвращаться к своей естественной культуре. Средневековые традиции русских возродились во всей своей красе! Посмотрите окрест себя – куда ни глянешь, братки и крыши, рейдерства и убийства за отказ платить дань или делиться своими активами! Суды по понятиям и всепроникающая готовность нарушить закон любого представителя власти.

Сопротивляться бесполезно: жаловаться некому – судьи глухи! Ссы в глаза, как говорится... Кущевская по всей стране – даже рабство возродилось, недаром в Кущевке судят за это мать Цапка! Что это, как не феодализм?

Почему это так? Каждая эпоха вырабатывает базовые ценности и понятия, которыми руководствуется человек в своей повседневной жизни. У нас эти ценности сформировались там, в средневековье, и с тех пор не изменились.

Возьму только четыре понятия, которые, на мой взгляд, главные.

Отношение к богатству

Как мы относимся к богатству? Радуемся ли мы, если видим что наш сосед стал богат? К сожалению, наоборот: «Наворовал, схитрил, словчил – вот бы отнять и разделить поровну!» – эта мысль так и свербит где-то в мозжечке. И хотя эта ненависть бывает справедливой по отношению к изворовавшимся чиновникам, неприязнь ко всем успешным людям в России повсеместна. В феодальном сознании возвышение соседа воспринимается как угроза собственному благополучию.

Вот как описывает его американский антрополог Джордж Фостер: «...крестьянин рассматривает окружающую его реальность как место, где все нужные для жизни вещи (земля, деньги, здоровье, дружба и любовь, положение в обществе и власть) существуют лишь в ограниченном количестве и всегда дефицитны... В типичном крестьянском (читай – феодальном) обществе стойко убеждение, что отдельная личность или семья могут процветать исключительно за счет других. Помните поговорку: «У соседа корова сдохла – пустяк, а приятно!»

Итак, идея ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ богатства – основа феодально-общинного сознания. Ее возникновение объяснимо.

В те далекие времена богатство измерялось количеством земных владений («феод» – по-латыни это надел земли). Земля на планете существует в неизменном количестве, поэтому землю можно только перераспределить. Отношение феодала к деньгам, как к земле, которая может только перераспределяться, рождало вывод, что «обогащение другого всегда идет за мой счет»

Но в XIV веке появляется новый класс – буржуа, который не связан с землей и обогащается своим умением, торговлей, ремеслами. Концепция богатства начинает меняться. Эффективнее ты работаешь, больше ты приобретаешь. Можно не зависеть от феодала, герцога и самого короля! Возникает новое понимание богатства – как постоянно прирастающей величины в результате повсеместных усилий человечества! Это была революция в сознании, которая положила конец эпохе феодализма.

Богатеющий класс буржуазии – ремесленники и купцы – стал требовать большей самостоятельности и создавать города-республики, независимые от властителя.

На Руси возникновение городов с самоуправлением было безжалостно прервано – попытки нового класса ремесленников Пскова и Новгорода защитить свою независимость были утоплены в крови Иваном Грозным.

Драма России в том, что у нас буржуазия не могла возникнуть вплоть до начала XX века и народ в основной своей крестьянской массе исповедовал ценности феодально-родового строя. С победой большевиков зарождавшаяся буржуазия была беспощадно искоренена. Это понятно: буржуа – главный враг большевиков, так как он ни за что не отдаст свои политические права!

Как результат мы до сих пор воспринимаем возвышение соседа как угрозу собственному благополучию. Отсюда зависть и желание облить дерьмом каждого, кто успешнее нас. Об этом я и снял фильм «Курочка Ряба», которую так не любят «защитники» русского народа! Но жизнь много раз подтвердила правоту моего анализа – судьбы тех успешных фермеров, которых вынудило разориться и уехать окружение завистливых бездельников.

В России человек не может гордиться своим богатством. Даже если он нажил его честным трудом, он старается поскорее скрыться за высоченным забором от взглядов посторонних. Вы не замечали, что после перестройки Россия стала страной самых высоких заборов?

В буржуазном обществе богатство не вызывает у других такой ненависти и высоких заборов, просто по закону нельзя строить. Недаром республики Прибалтики, которые никогда полностью так и не подчинились русским «завоевателям», и в советские времена были для нас «маленькой Европой», где нет высоких заборов...

1. Степень доверия

Вдумайтесь, кому вы лично верите. И много ли народа верит вам? У нас в России никто не верит никому! Пословица «Оглянись вокруг себя, не имеет ли кто тебя!» – самое яркое доказательство этому. Мы не верим продавцу в магазине, начальнику на работе, офицеру ДПС, законам, судье, прессе, власти. Прошедшие выборы – наглядный пример взаимного недоверия народа и государства, каждый, как на базаре, старается уличить другого в жульничестве. Где в Европе это видано? Низкий уровень доверия – еще один признак феодализма.

Многие из вас и мне не верят, все думают: «Чего он критикует? Ему, значит, выгодно... или у него задняя мысль?»

Чем ниже уровень доверия, тем более вероятность того, что власть, чтобы влиять на исполнение поручений, вынуждена стремиться к централизации, к ручному управлению и в конце концов – к авторитаризму.

В феодальном обществе круг доверия ограничивается семьей и близкими друзьями. Знакомый пейзаж?

Все, что за пределами семьи, вызывает полное равнодушие к проблемам «чужих» или даже враждебность. При низком уровне доверия расцветает средневековое понятие «непотизм» – назначение своих родственников и дружков на всевозможные выигрышные посты. «Семья» как понятие возродилась сразу в 90-е, помните? Достаточно было произнести это слово, и все понимали, о какой семье идет речь.

В современном мире передача родственникам наследства – вполне законное явление, но передача государственных привилегий и хлебных государственных постов своим детям абсолютно исключена!

Что же в странах с феодальной нравственностью? Все места около больших потоков бюджетных денег заняты детьми и родственниками властных родителей, и, конечно, разговора о социальных лифтах и быть не может!

В буржуазных странах круг доверия очень широк. Чем выше доверие в обществе, тем оно эффективнее, тем быстрее решаются все проблемы, начиная от кредита в банке и кончая правительственными решениями. Это объясняется высокой степенью ответственности каждой личности. Собственно, мы переходим к еще одной ценности.

2. Личная ответственность, жесткая внутренняя дисциплина

Вот блогер denalipark пишет:

«1. Почему на станциях метро устанавливают высоченные конусы, чтобы преградить путь безбилетникам, прыгающим через турникеты?

2. Почему у нас все выходы на вокзалы перегородили заборами – от зайцев? Кто бегает от контролеров?

3. Кто сам сует деньги за нарушенные правила, а потом вопит, что виновата ГИБДД?

4. Сколько человек из вас ездят на автомобиле по купленным правам?

5. Сколько человек из вас получают зарплату в конверте и не платят налоги?

6. Сколько человек из вас торгуют дипломами и другими документами в переходах метро? И сколько покупают их, чтобы потом использовать при устройстве на работу?

7. Кто работает на производствах, выпускающих продукты питания, которыми можно отравиться?

8. Кто работает в магазинах, втюхивающих эти продукты, да еще и просроченные?

9. Кто, как только попав в начальнички даже мелкого калибра, начинает тянуть деньги и брать взятки?

10. И наконец, откуда берутся эти самые чиновники, на которых вы жалуетесь? С Марса прилетели? Путин их всех назначает и дает инструкции? Или американцы их сюда заслали? Да нет, они ходили с нами в одну школу, вместе в институтах учились, выпивали с вами вместе...»

Хорошо сказано!

Ответ на все эти вопросы один – русская история не воспитала в людях чувства персональной ответственности!

Безответственность сохранилась в нас со времен крепостного права, при котором крепостной холоп-земледелец ни за что не отвечает – за него отвечает Господь Бог, его владелец и плохая погода.

Православный обряд раскаяния, искупления и отпущения греха тоже способствовал распущенности человека – новый грех позволяется и всегда может быть отпущен в будущем.

Нежесткий, расплывчатый этический код – признак феодального сознания.

Жесткие социальные обязанности – правила, которые нельзя нарушать, были насильственно привиты европейцам в период возникновения капитализма. Это был нелегкий и болезненный процесс – воспитание гражданина, и он нам еще предстоит, если мы хотим расти и развиваться как современная нация.

«Могу нарушить, но не хочу» – вот принцип ответственного человека.

3. Отношение к труду

Как может относиться к труду холоп, который знает, что половину, если не больше, у него отнимут служилые люди, что-то заберет сборщик оброка и ему останется только на пропитание и на следующий посев? Как может относиться к труду земледелец, не знающий, какой будет урожай при таком неустойчивом климате, как в средней полосе России? Но детей кормить-то надо. Поэтому для феодального землепашца, который работает не на своей земле, труд – это бремя, неизбежное зло, а настоящее удовольствие можно получить лишь вне работы.

Знакомая философия? Так большинство россиян и сегодня относятся к своей трудовой деятельности.

Но бывает и другое отношение к труду. Он может быть радостью и удовлетворением,

– если ты знаешь, что свой продукт ты можешь продать по своей цене;

– если ты знаешь, что качество твоего продукта зависит от твоего таланта и умения;

– если ты знаешь, что вырученные деньги ты можешь истратить по своему усмотрению или положить в банк.

Все это понятия, недоступные для феодального человека, так как они возникали в головах ремесленников и торговцев по мере развития класса мелкой буржуазии.

А у нас я не вижу, чтобы государство делало хоть что-нибудь, чтобы защитить мелкого собственника от оравы паразитирующих «служилых людей», как пятьсот лет назад.

Вместо послесловия

Я жду откровения

Я перечислил не все ценности, которыми руководствуется современный человек, но даже этого достаточно, чтобы осознать, какие устаревшие ценности мешают нам стать современным обществом. И народ не виноват – не в его власти было изменить географические и исторические условия, в которых развивались его сознание и культура, это была судьба! Мы очень талантливый, добрый и терпеливый народ, но отсутствие определенных принципов в нашем этическом коде способствует проявлению худшего в человеке – эгоизма, равнодушия, тотального недоверия и в конечном счете постоянной готовности к агрессии, что делает обывательскую жизнь очень трудной и горькой. И, что важно, большинство людей даже не знают, что может быть иначе!

Усвоение новых этических принципов – задача колоссальной трудности! Даже если кто-то из нас решит сегодня жить по-другому, он тут же столкнется с феодальным сознанием за пределами своего дома – в трамвае, магазине или суде. И сразу убеждаешься, что большинство русского населения практически не изменилось в своих фундаментальных характеристиках уже много веков.

Но не надо терять надежды. Ведь в Европе переход от феодального сознания к буржуазному длился несколько веков и сопровождался кровавыми войнами и конфликтами внутри наций! Я убежден, что при современном уровне аналитической психологии, антропологии, культурологии государство способно на протяжении одного поколения преодолеть это пятивековое отставание и воспитать в человеке современное понимание своих обязанностей в обществе. Нужна только политическая воля.

Я жду, когда Лидер нации открыто, на весь мир признает, что Россия еще не избавилась от феодальной психологии и что государство готово употребить все свои ресурсы и мощь – школу, законы, телевидение и прессу – для внедрения в сознание масс новой системы ценностей. Открытое признание, сказанное на весь мир, будет первым шагом на пути к модернизации национального сознания, к воспитанию свободного русского человека.

Знаю, я опять услышу много оскорбленных возгласов, что, дескать, мне не нравится русский народ, – бредовое обвинение! Любить Родину не значит, что надо признавать за ней несуществующих достоинств, надо просто видеть и прощать ей существующие недостатки.

Я не вижу ничего страшного в том, что мы еще в начальной школе цивилизационного процесса. Для меня ученик начальной школы ничем не хуже студента университета, а в чем-то и лучше. В этом смысле я утверждаю вслед за Львом Гумилевым, что мы еще молодая нация. Просто нам еще предстоит сдать экзамены старших классов, прежде чем поступить в университет...

Я жду откровения от Владимира Путина и не знаю, дождусь ли. Ну что ж... будем дальше жить по понятиям и не замечать – жили же тысячу лет!

http://www.konchalovsky.ru/works/articles/Rossia-po-prezhnemu-zhivet-v-feodalizme/


Не до жиру, быть бы живу. И так каждый год

Как пример. Саратов в 2016 году: собрано налогов 86 млрд. рублей, реальная потребность бюджета на 2017 год составляла 19 млрд. рублей, в городе осталось 6,4 млрд. рублей.

Представитель администрации города Александр Струков познакомил депутатов с проектом бюджета на 2017 год. По его словам, в 2017-м доходы и расходы городской казны будут равны 10,986 млрд. рублей, при этом 67% расходов направлены на социальные нужды.

Депутат-коммунист Александр Анидалов поинтересовался, какова реальная потребность бюджета. В ответ чиновник сообщил, что эта сумма равна примерно 19 млрд рублей, при этом доходы от налоговых сборов составляют 6,475 млрд, что составляет 34-35% от указанной суммы.

«В целом Саратов собирает налогов порядка 86 млрд. рублей, в среднем нам остается 6,4 млрд», – сообщил Струков.

Депутат Юрий Ерофеев уточнил, сколько денег в 2017 году городу намерены выделить в качестве дотаций на дороги.

«Разговор шел о 500-700 млн рублей», – пояснил Александр Струков.

От Редакции:

Наблюдая, в какой нищете сегодня находится город Саратов (разбитые дороги и тротуары, отсутствие на улицах пешеходных дорог, горы не вывезенного мусора, хроническая нехватка техники для уборки снега и т.д., а также нежелание чиновников и депутатов предпринять максимальные усилия, чтобы поставить перед центральной властью ребром вопрос о прекращении феодальных отношении то есть фактического грабежа регионов) невольно вспоминаешь народную мудрость: а без денег я бездельник.


Банкротство Саратова начинается с Москвы

19 декабря 2013 года Саратовская городская дума приняла бюджет на 2014 год. Его параметры впечатляют, если принять во внимание, что он покрывает всего 47% тех средств, которые необходимы для более или менее нормальной жизнедеятельности областного центра: общий объем доходов – в сумме 10 705 725,7 тыс. руб., общий объем расходов – в сумме 11 216 889,1 тыс. руб., дефицит – в сумме 511 163,4 тыс. руб., или 8% объема доходов без учета утвержденного объема безвозмездных поступлений.

После голосования, в результате которого проект бюджета был принят в целом абсолютным большинством голосов, депутаты от КПРФ Геннадий Турунтаев, Денис Шумихин и Андрей Карасев в знак протеста покинули заседание думы, назвав бюджет 2014 года «еще одним шагом к банкротству Саратова».

Наш корреспондент встретился с депутатом Саратовской городской думы Геннадием Турунтаевым, чтобы выяснить: почему бюджет нашего города хронически не обеспечивает его нормальное существование, кто в этом виноват и как можно и следует решить эту проблему?

Корр.: Геннадий Александрович, в принципе, такой бюджет нашего областного центра, который был только что принят на следующий год, – не новость. Это повторяется из года в год. И не только в Саратове, но и в других городах России, где бюджетное обеспечение на одного жителя примерно такое же, как в Саратове. Исключение – Москва, там на каждого жителя приходится около 124 тысяч рублей, и Санкт-Петербург (80 тысяч рублей). Для сравнения: в Саратове на 2014 год, по общему объему расходов, включая дефицит, на каждого жителя приходится 13 тысяч 353 рубля.

С другой стороны, общеизвестно, что в Саратове ежегодно собирается около 70 млрд рублей налоговых поступлений. В связи с этим у меня вопрос: есть ли цифры, по которым можно узнать, так сказать, истинную картину, насколько обеспечивается годовым бюджетом потребность города и сколько еще нужно средств, чтобы удовлетворить эту потребность?

Г. Турунтаев: Есть нормативы отчислений, в зависимости от численности проживающих в населенных пунктах. И с целью бюджетного выравнивания расходов бюджетных средств на каждого гражданина эта величина и определяется. Со слов Грищенко, финансисты говорят, что наш бюджет на 2014 год сформирован на 47%.

Бюджетный кодекс определяет: 50% федеральному бюджету, 50% – региональному бюджету. При этом, с принятием каждого годового бюджета Государственная Дума 65-67% забирает в федеральный центр, а 35% оставляет региону.

Корр.: Получается, что все упирается в Бюджетный кодекс. Тогда вопрос: как и каким образом с этим бороться?

Г. Турунтаев: Через Государственную Думу, менять федеральный закон. Выходить с инициативой от городской думы, от областной думы о внесении изменений в Бюджетный и Налоговый кодексы. С этими предложениями фракция КПРФ выступает в Государственной Думе. Но все стопорят депутаты от «Единой России».

Корр.: А были предложены такие проекты законов?

Г. Турунтаев: Да, конечно. Кроме этого, для наполнения бюджета страны мы предлагали принять закон о прогрессивной шкале налогообложения, переподчинить управление сырьевых ресурсов от частных компаний государству и передать в государственное управление производство и реализацию спирто-водочной продукции. И в царской России, и в Советском Союзе реализация алкогольной продукции давала до 30% поступлений в бюджет от налогов и прибыли.

Все эти предложения передавались лично Путину, но реакции никакой не было.

Корр.: Вот мы говорим, что в годовом бюджете Саратова остается средств, которые покрывают лишь около 50% от того, что необходимо городу. А коли и в целом в стране такая ситуация, что федеральный центр не может (или, правильнее сказать, не хочет) взять те средства, которые находятся в руках у олигархов, владеющих естественными монополиями, и вынужден тянуть с регионов, оставляя им только на нищенское существование, то, может быть, нужно признать тот факт, что и Россия в целом – банкрот?

Г. Турунтаев: Я согласен. Об этом красноречиво говорят и цифры, которые дает минэкономразвития России. По более ранним прогнозам, на 2014 год рост ВВП должен был составит 3,6%, потом скорректировали до 2,4%, а теперь говорят об 1,8%.

В то же время резервный фонд, который они держат «за бугром», превысил 500 млрд. рублей. Причем, договаривались в Государственной Думе, что сумму, превышающую 500 млрд рублей, пустят на внутренние нужды. Но этого не происходит. Зато отдают Украине 15 млрд. рублей, из каких соображений – понятно.

Корр.: Получается, что уповать на то, что федералов можно каким-то образом образумить и в регионах будут оставаться средства, необходимые для реальной потребности населения, бессмысленно? Или надо начинать давить и с одной и с другой стороны?

Г. Турунтаев: По факту последних 5-7 лет, получается, что действительно бессмысленно. Предложений на этот счет – масса, инициатив – масса, а все каждый раз возвращается на круги своя и реализуется в прямо противоположном направлении.

Корр.: Так что же, получается, если бы федералы хотели помочь вымирающим регионам, то у них, в принципе, есть откуда взять средства?

Г. Турунтаев: Да, конечно. Но они не хотят выпускать вожжи управления. Мы же пока еще законными способами пытаемся до них достучаться, то есть внести изменения в Бюджетный и Налоговый кодексы. Не будет получаться, будем апеллировать к собственному народу: давайте требовать со стороны общества.

Действия федеральной власти поражают своей непродуманностью. Они сначала социальный налог на предприятия подняли до 36%. И сразу 700 тысяч предприятий перестали существовать, потому что не выдержали такой нагрузки. Сейчас снизили до 26%, а в результате в 2014 году той массы налоговых поступлений, которую собирали с 36%, мы уже не получим.

Еще одна дыра. Если раньше из федерального бюджета через региональный шли отчисления в городские и муниципальные округа в размере 26%, то теперь – 11%.

Корр.: Существуют ли другие меры воздействия? Например, через суд. Город подает иск на правительство области, а то, в свою очередь, – на правительство страны.

Г. Турунтаев: Примерно об этом я и говорю в нашей Думе: давайте не примем годовой бюджет. На это есть законные основания: если бюджет не обеспечивает полномочия, прописанные в Федеральном законе № 131 и скопированы в Уставе города, значит, тем самым нарушается Бюджетный кодекс, по которому запрещается передавать полномочия без финансового подтверждения.

Корр.: Что получается: воли нет? Тогда – кого?

Г. Турунтаев: Первых лиц: страны, региона, глав муниципальных образований.

Корр.: А депутаты?

Г. Турунтаев: А депутаты от «Единой России» четко исполняют то, что было принято на Политсовете партии. И лишних вопросов при принятии бюджета не задают.

Я и при принятии бюджета-2014 предлагал: давайте от имени городской думы перейдем на 1/12 финансирования. Бюджетный кодекс это допускает. Соберем наших депутатов Государственной Думы, пригласим Володина, как земляка, сформулируем наше предложения по изменениям и дополнениям в Бюджетный и Налоговый кодексы и выйдем с ними в областное правительство, где много специалистов по этим вопросам.

Я, конечно, представляю реакцию депутатов: а что это мы по Саратову будем лоббировать, что, из 83 регионов мы лучше всех? А если посмотреть на эту проблему в общем масштабе страны, то сегодня у них таких средств нет.

Корр.: Почему у них таких средств нет?

Г. Турунтаев: Потому что мы продаем нефть сырьем, перерабатывающие предприятия не создаем, гоним нефть и газ по «потокам» – Северному, Южному, в Китай и т.д. Почему такая неразумная политика? Да потому, что если развивать собственное производство, то появится рабочий класс, который будет бороться за свои права.

Корр.: Получается, что ситуация патовая?

Г. Турунтаев: Конечно. Нет политической воли. Они на словах говорят красивые вещи, обещают при избрании депутатом или при вступлении в должность защищать интересы граждан, а на деле ответственности за создавшееся положение на себя не берут.

Корр.: И чего им не хватает, чтобы отвечать за свои слова и исполнять свои обязанности?

Г. Турунтаев: Много чего им не хватает. Не хватает смелости. Хотя все рычаги управления у них в руках. Вертикаль власти работает.

Но самое главное, что им мешает работать на благо людей, – то, что они находятся в системе, то есть действуют по принципу: что мне скажут, то я и буду делать. Открыто они об этом не говорят, но в кулуарах иногда проскальзывает.

Корр.: Геннадий Александрович, какой можно сделать общий вывод по тому, о чем мы с Вами говорили?

Г. Турунтаев: Вывод тот, что бюджет – самая больная на сегодня тема: как в масштабе города и региона, так и в масштабе страны. Вот вам два примера. На встрече Радаева с жителями Ленинского района он сразу предупредил присутствующих, чтобы ему не задавали вопросов по бюджету. То же самое сказал Путин на встрече с главами муниципальных образований.

Получается, что напрочь отсутствует политическая воля, прежде всего у партии, которая сосредоточила в своих руках все властные рычаги на всех уровнях. Нет желания, поэтому вопросы по бюджету не обсуждаются, так как сама система, в которую эти ответственные люди включены, не позволяет им этого. Отсюда боязнь вылететь из этой системы, она их просто вытолкнет.

Будут ли в ближайшее время изменения, появятся ли такие люди, которые пойдут против системы, – трудно сказать. Пока что противостоят этой системе только коммунисты. А в целом наша городская дума – «молчаливое сообщество». Когда им говоришь об этом – они обижаются. Утверждают: нет, наш город развивается. Мы говорим: как же развивается, если не строится ни одного кв. метра муниципального жилья, денег в бюджете нет, мы не строим детские сады (очередь подскочила с 9 до 15 тысяч, когда была введена электронная система подачи заявок), 500 домов требуют капитального ремонта, государство перестало помогать, в управлении ЖКХ бардак и коррупция и т.д.

Вопросы задавал Илья МАКСИМОВ

Газета «Богатей», № 40 (684) от 23 декабря 2013 года


«Местное самоуправление возможно и нужно реанимировать»

Олег КОМАРОВ, доктор экономических наук

Председатель саратовского отделения «Партии Дела», доктор экономических наук Олег КОМАРОВ обозначил наиболее важные вопросы городского МСУ, типичные для почти любого крупного областного центра. По его мнению, чтобы изменить ситуацию, нужна политическая воля местных руководителей.

Закон о МСУ (или 131-й закон, как мы его просто называем) всегда был и казался очень хорошим, даже местами исчерпывающим. Идет уже третье десятилетие его применения (принят был в 2003 году), и что же мы видим на примере того же нашего областного центра? В Саратове, конечно, за последние 20 лет есть несомненные успехи в плане строительства, благоустройства – улучшения городской среды. Все мы видим и новую набережную, и отремонтированные исторические фасады, и зеленые зоны.

Но обязаны ли мы всем тем хорошим, что сделано в Саратове за эти десятилетия, работе именно МСУ – местного самоуправления? Или 131-й ФЗ, что называется, едва теплится при его практическом правоприменении в Саратове, а ежегодные бюджеты города продолжают нищать? И лучшие городские благоустроительные проекты – это проекты нашего знаменитого земляка, но никак не наших депутатов, бизнесменов, «капитанов производства» и городских чиновников? Увы, ответ тут очевиден.

Разруха городского ЖКХ, систематические аварии и отключения воды и тепла, отвратительный вывоз мусора, дороги в ямах и колдобинах – вот фирменная «визитная карточка» работы чиновников, кто бы ни занимал пост главы МСУ последние лет двадцать – от Олега Грищенко до Лады Мокроусовой.

Я точно знаю, о чем говорю и пишу, потому что сам два десятилетия занимался не только практической работой предпринимателя и общественника, но и пытался в ранге городского депутата решить хотя бы часть вопиющих проблем города. Конечно, и бывшие коллеги по депутатскому корпусу Саратова, и нынешние избранники могут мне возразить: ну какое же может быть исполнение закона о местном самоуправлении при крайне ограниченных полномочиях и скудных финансовых возможностях? Действительно, приходится и приходилось часто действовать, как в известном детском стишке про дележ: «Мы делили апельсин, много нас – а он один».

Вот типичный пример: в городе прошло заседание постоянной комиссии по бюджетно-финансовым вопросам, муниципальной собственности, местным налогам и сборам Саратовской городской Думы. Вносили изменения в бюджет города на 2024-й год и плановый период 2025 и 2026 годов. Делили возможные дополнительные деньги на реализацию социально значимых проектов. И вот здесь интересно посмотреть – а какими же суммами оперирует бюджет огромного областного центра, что делят депутаты?

Предлагается увеличить налоговые и неналоговые доходы бюджета на сумму 18,8 миллионов рублей. В частности, ожидаются некие доходы от приватизации имущества, находящегося в собственности, в сумме 12,0 миллионов рублей, нынче это стоимость хорошей квартиры-«трешки». Или депутаты обсуждают, к примеру, как поделить дополнительный единый налог на вмененный доход в сумме 1,7 млн. руб. Не жалкий ли это уровень доходов, пусть и дополнительных, для Саратова и не смешны ли такие вот дележи?

И нет ничего удивительного, что город превращается в депрессивно-дотационный, что убыль населения растет – зато не растут доходы основной массы саратовцев. Да, формально почти все показатели социально-экономического развития города на 2024-й год характеризуются ростом — как к показателям 2022 года, так и к цифрам 2023 года. Но это рост далеко не на десятки миллиардов рублей, коих городу остро не хватает.

А вот, скажем, бюджетные показатели среднегодовой численности работающих (без самозанятых): в 2022 году их в Саратове было 313 тыс. 295 чел., а в 2024 году ожидается 310 тысяч 500 человек. Почти на 3 тысячи работников станет меньше в городе, где сложился серьезный дефицит кадров, особенно рабочих профессий.

А вот прогноз численности детей до 18 лет:

– на 2024 год: 151 тыс. 500 чел.;

– прогноз на 2025 год: 147 тыс. 800 чел.;

– прогноз на 2026 год: 143 тыс. 800 чел.

Минус 7 тысяч 700 человек за три года (-5%). И какое же у нас планируется будущее с такими цифрами? Да, неплохо смотрятся плановые показатели консолидированного, то есть объединённого бюджета г. Саратов:

– на 2023 год: 20 млрд. 845,8 млн. рублей;

– на 2024 год: 23 млрд. 362,7 млн. рублей.

Рост составляет 2 млрд. 516,9 млн. рублей или +12,07%. Но это обманчивый рост, поскольку реальная инфляция в РФ куда больше официальных цифр и сравнима разве что со ставкой рефинансирования ЦБ РФ – то есть не менее 16%. Получается, при формальном росте – на самом деле идет лишь продолжение «усушки-утруски» городских доходов. Да и откуда бы взяться росту, если наша муниципальная власть бизнес поддерживает, как правило, лишь на словах – а на самом деле душит его деяниями вроде увеличения кадастровой стоимости, из-за чего остающиеся еще бизнесы в городе рискуют разориться от непосильных налогов.

А вспомнить грустные истории концессионеров, типа «Т-Плюс» или «КВС Саратов»? Это же вообще мало чего общего имеет со 131 ФЗ, с реальным местным самоуправлением, когда сомнительные дельцы годами устраивали городу непрерывные испытания на прочность! Теперь вот в который уже раз хотят на уровне Роспотребнадзора запретить муниципальным властям отключать горячую воду во время профилактических ремонтов на срок более чем на 14 дней. Верится с трудом, конечно, но у нас привыкли благие пожелания стараться выдавать за благие действия.

А вот что не так давно писали местные СМИ по поводу довольно сомнительного решения, связанного с расширением Саратова до уровня второго по площади города РФ (после Москвы). Тогда присоединили 79 сел и поселков к городу: «Основной проблемой развития муниципального образования Саратов на данный момент видится его неоправданное укрупнение. По нашему мнению, любое присоединение к муниципальному образованию дополнительной административной единицы ведет лишь к увеличению расходов и возникновению проблем управления новой единицей. Расширение границ муниципального образования влечет за собой увеличение суммы налоговых сборов (изменение состава субъектов налогообложения), повышение тарифов, лишение жителей сельских поселений налоговых, кредитных и других видов льгот, и, конечно, увеличение местного бюджета. Уничтожается местный институт народовластия, собственные сельсоветы и администрации, который были избраны гражданами, жителями этих административных единиц. В конечном итоге, от присоединения новых территорий никто не выигрывает».

Тут даже долго рассуждать нечего, ведь второму по площади городу никто и никогда не даст и не обеспечит второй по уроню бюджет после Москвы, где-нибудь в районе триллиона рублей. Так зачем же наши муниципальные руководители вдруг заболели этой гигантоманией?

В общем, я только обозначил здесь некоторые наиболее важные вопросы нашего саратовского МСУ, обо всем в одной статье сказать невозможно. А главное в том, что многие из названных проблем, увы, типичны для почти любого крупного областного центра. Конечно, МСУ еще можно реанимировать, даже и в Саратове, еще возможно вдохнуть в 131-й закон, как говорится новую жизнь. Но для этого нужна, как минимум, человеческая и политическая воля наших местных руководителей. Увидим ли, дождемся ли?

https://reporter64.ru/content/view/oleg-komarov-mestnoe-samoupravlenie-vozmozhno-i-nuzhno-reanimirovat, 24 апреля 2024 года


Саратовский губернатор снова пообещал скоростной трамвай

Все просто отлично! Но где пути?

Если проехаться вдоль бывшего 9-го маршрута трамвая по Саратову, то можно увидеть, как кое-где лениво копаются в бывших путях люди в оранжевых робах. Что они делают, каким ветром их занесло сюда? Однако, региональный лидер полон оптимизма. Роман Бусаргин пишет, что «это ожидаемый жителями проект, который позволит сделать систему электротранспорта современной и комфортной. Это и скоростные характеристики, и бесшумное движение. Будет обновлен подвижной состав. В регион уже доставлены 6 новых трамваев, еще объявлен аукцион на закупку 15 (их должны поставить в этом году). Следующий конкурс на приобретение 8 двухсекционных трамваев будет объявлен в начале лета!» Все просто отлично! Но где пути? И почему полгорода второй год стоит в пробках, потому что разрыты места бывших 8-9 маршрутов трамвая?

У Романа Бусаргина есть и на это ответы. Он лично на стройплощадках встретился с подрядчиками по каждому маршруту. Что касается многострадального маршрута № 9, то губернатор признает: «…здесь был допущен целый ряд ошибок, из-за которых сроки значительно увеличились. Это и серьезные недочеты в проектной документации, и позиция заказчика в лице ООО «СГЭТ», и безответственность должностных лиц, курировавших реализацию проект лица? Что за лица, желательно знать поименно? Наказаны ли они рублем или шконкой? Нет ответа. Зато звучит бодрый оптимизм: «Сейчас завершается подготовка нового проекта. Подрядчик гарантировал, что начнет полномасштабные работы, в том числе прокладку дренажа, на следующей неделе. Часть рабочих уже трудятся на объекте».

Губернатор прояснил и судьбу завершения работ в рамках мирового соглашения с оскандалившимся подрядчиком «Фракджет-Строй». Уже обозначена дата – 1 декабря этого года. Подрядчик это подтверждает, а также планирует осуществить пробный пуск до конца сентября. Перед министром транспорта и дорожного хозяйства Алексеем Петаевым стоит задача оказать организации максимальную поддержку, помогать в решении всех вопросов, связанных со строительством линии.

Про не менее многострадальный маршрут № 8 заявлено, что «уже уложено порядка 3 км путей. Это более 40% от всего маршрута». Другой вопрос, что это просто рельсы положены на место, а не сам путь сделан, как видел «Ригель» своими глазами. Вот и губернатор обещает: «Через 10 дней на объекте начнет работать мобильная контактная сварка. Эту технологию также применяют при реконструкции трамвайных путей в Москве». Утешает, конечно, но не сильно.

Зато вот на маршруте № 6 «работы ведутся по графику», хотя, мол, из-за плохой погоды было отставание. Ну танцору-неумехе всегда, как известно, что-то мешает – то погода, то плохо сшитые штаны…. Но губернатор и здесь полон оптимизма: «С 1 июня, по словам подрядчика, на стройплощадку дополнительно выйдут 50 человек. Стоит отметить, что, как и на других маршрутах, сначала идет черновая укладка рельсов. После завершения полного цикла строительства, здесь будут бесшовные термически защищенные рельсы, которые позволяют, с учетом сегодняшних технологий, снизить шум от транспорта».

Чего стоят все эти бодрые и благие заверения – саратовцы увидят в предстоящем, очередном ремонтно-летнем сезоне, задыхаясь, как всегда от пыли и вони в городе.

https://salt.news/ekonomika-i-biznes/saratovskij-gubernator-snova-poobeshhal-skorostnoj-tramvaj/, 23 мая 2024 года


Между местью и забвением: концепция переходного правосудия для России

Настоящий материал (информация) произведён, распространён иностранным агентом Автономная некоммерческая организация «Институт права и публичной политики» либо касается деятельности иностранного агента Автономная некоммерческая организация «Институт права и публичной политики»

Н.А. БОБРИНСКИЙ, С.М. ДМИТРИЕВСКИЙ

Безнаказанность преступлений стала в России обыденностью. О ней регулярно сообщают средства массовой информации и правозащитные организации. Сотни таких случаев были рассмотрены в международных механизмах защиты прав человека, прежде всего в Европейском Суде по правам человека. Эту проблему признают и представители властей.


Продолжение. Начало см. в № 9 (838) от 22.10.2021

3.2. Неприменение актов об амнистии

Неприменение амнистии в рамках переходного правосудия может быть обосновано теми же доводами, что и восстановление истекших сроков давности. Амнистия – согласно определению Конституционного Суда – это акт милости, совершаемый из веры в добро и справедливость. Очевидно, что в намерения депутатов Государственной Думы, принимавших постановления об амнистии, не входило оказание милости тем, кто в ней не нуждался, поскольку был надёжно ограждён от уголовного преследования политикой безнаказанности преступлений.

Исключить действие амнистии для целей переходного правосудия можно через изменение актов об амнистии, через дополнение Уголовного кодекса нормой о неприменении актов амнистии к преступлениям, фактически не подвергавшимся уголовному преследованию, либо через судебную проверку конституционности статьи 84 УК РФ и актов об амнистии.

В первом случае необходимо дополнить перечень преступлений, на которые не распространяются постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года и от 24 апреля 2015 года, всеми преступлениями, которые предусмотрены в главах 19, 30 и 31 УК РФ. Выбор этих глав обусловлен тем, что они содержат значительное количество преступлений средней и небольшой тяжести, подпадающих под указанные акты об амнистии, по которым могут быть квалифицированы многие безнаказанные преступления против избирательных прав граждан, против государственной власти и правосудия.

Норма Уголовного кодекса РФ о неприменении амнистии в рамках переходного правосудия может быть построена по образцу нормы о ретроактивном приостановлении сроков давности. Если взять за основу приведённый выше пример, то можно предложить следующую формулировку:

(часть 3 статьи 84 Уголовного кодекса РФ)

3. К преступлениям, совершённым в период с 25 октября (7 ноября) 1917 года по 31 декабря 2021 года, которые не подвергались уголовному преследованию по политическим, коррупционным или иным причинам, не совместимым с конституционным принципом правового государства, не применяются акты об амнистии, принятые до 1 января 2022 года.

Стоит отметить, что ретроактивное изменение акта об амнистии не является беспрецедентным: в 2000 году таким образом из-под амнистии были выведены инвалиды и награждённые орденами и медалями лица, совершившие тяжкие или особо тяжкие преступления (которые были включены в первоначальную редакцию постановления по ошибке). Конституционный Суд, хотя и указал, что «не должны издаваться акты, изменяющие условия объявленной амнистии в худшую для амнистируемых лиц сторону, поскольку это не только противоречит запрету ухудшать положение гражданина в сфере уголовной ответственности и отбывания наказания принятием нового акта, но и не согласуется с природой амнистии в качестве акта милости и конституционной ответственностью государственной власти», одновременно аннулировал и первоначальную редакцию исправленного положения постановления об амнистии, указав на допущенное Государственной Думой искажение «целей и задач института амнистии» и несовместимость распространения амнистии на тяжкие и особо тяжкие преступления с конституционной ответственностью государства за обеспечение общественной безопасности, прав и законных интересов граждан и за недопущение произвола при решении вопросов, связанных с уголовной ответственностью. Эти доводы можно, с соответствующими поправками, отнести и к положениям актов об амнистии, которые «цементируют» безнаказанность преступников, ограждённых от преследования по политическим мотивам.

3.3. Имплементация международно-правовых норм о международных преступлениях

Имплементация норм о международных преступлениях в российское законодательство позволит дать надлежащую, с точки зрения международного права, оценку преступлений, совершённых в ходе вооружённого конфликта на Северном Кавказе, а также международных вооружённых конфликтов, в которых участвовали Советский Союз и Россия. Кроме того, включение в Уголовный кодекс преступлений против человечности откроет возможность для квалификации в этом качестве наиболее жестоких проявлений политических преследований.

За основу может быть взята модель имплементации, подготовленная Г. И. Богушем, Г. А. Есаковым и В. Н. Русиновой и опубликованная в 2017 году. Для целей переходного правосудия примечательно следующее мнение авторов этого проекта по вопросу о действии во времени норм, касающихся международных преступлений, которые они предлагают имплементировать:

«Вместе с тем arguendo вопрос об обратной силе проектной ст. 357.1 УК РФ [преступления против человечности. – Прим. Н. Б.] не так прост. Здесь, с одной стороны, применимы ст. 54 Конституции РФ и ст. 1, 3 УК РФ в их прямом значении. С другой стороны, наказуемость деяний, образующих преступления против человечности, образует норму обычного международного права. Как минимум, обычно-правовой характер установления уголовной ответственности за преступления против человечности можно проследить начиная с Нюрнбергских принципов 1946 г. (принцип VI); впоследствии это было подтверждено преамбулой и ст. I Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности 1968 г. В практике МТБЮ запрет совершать военные преступления, преступления против человечности рассматривается как норма jus cogens… Поэтому[, ] принимая во внимание отсутствие уголовной ответственности за преступления против человечности в УК РФ и возможность совершения таких преступлений[, ] подпадающих под уголовную юрисдикцию Российской Федерации, со временем может возникнуть вопрос либо о прямом привлечении к ответственности на основании норм обычного международного права, либо о наказании соответствующих лиц ex post facto, на основе последующего уголовного закона, криминализующего преступления против человечности и применимого к более ранним по сравнению с датой его издания событиям.

Первая альтернатива едва ли возможна, так как[, ] признавая преступления против человечности в качестве таковых, обычное международное право не предоставляет ни санкции, не определения состава.

Что касается второй альтернативы, то ситуация выглядит более сложной. Если допустить, что в 2020 г. преступления против человечности будут все-таки включены в УК РФ, то можно ли привлечь на основании новой нормы к уголовной ответственности за деяния, совершенные, допустим, в 2015 г.? Прямолинейный ответ на этот вопрос, основывающийся на ч. 1 ст. 54 Конституции РФ и ст. 9–10 УК РФ, слишком «прямолинеен», чтобы быть единственно верным. Один нюанс связан с тем, что ч. 2 ст. 54 Конституции РФ, предусматривающая, что «никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением», фактически нивелирует ч. 1 этой же статьи в данном случае, так как новая норма УК РФ не устанавливает ответственность: она лишь её декларирует, предусматривая наказание за деяние, которое являлось (должно быть) преступлением в России через действие ч. 4 ст. 15 Конституции РФ.

Другой нюанс – это ст. 7 (1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., в соответствии с которой «никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву… не являлось уголовным преступлением». Иными словами, это допускает ограниченное существование «деклараторного» уголовного законодательства, применимого ex post facto.

<…>

Дополнительную аргументацию в поддержку обратной силы уголовного закона в связи с преступлениями против человечности можно увидеть в том, что составляющие их деяния фактически охватываются нормами «обычного» уголовного права (о преступлениях против жизни и здоровья (глава 16 УК РФ), против собственности (глава 21 УК РФ) и др.). Поэтому (как вариант) символическая квалификация соответствующих действий (будь они совершены в прошлом) как преступлений против человечности гипотетически приемлема при условии непревышения возможного максимума наказания действующих санкций «обычного» уголовного права».

Европейский Суд по правам человека в двух решениях признал, что привлечение к уголовной ответственности за преступления против человечности, совершённые сотрудниками госбезопасности в Эстонии в конце 40-х – начале 50-х годов прошлого века, не противоречит статье 7 Европейской Конвенции.

3.4. Отмена пресекательного срока для пересмотра с поворотом к худшему вступивших в силу судебных решений по уголовным делам

Чтобы открыть возможность для пересмотра несправедливо мягких приговоров по уголовным делам, которые можно расценивать как проявление безнаказанности (в главе 5 был упомянут пример широко распространённой практики назначения осуждённым за пытки наказания в виде лишения свободы условно), а также судебных постановлений о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, необходимо внести поправку в статью 401.6 УПК РФ, устанавливающую годичный срок для их пересмотра с поворотом к худшему.

Представляется достаточным предусмотреть исключение из этого правила для органов переходного правосудия, которые в этом случае будут уполномочены подавать кассационные представления о пересмотре судебных решений с поворотом к худшему без ограничения по срокам.

На принципиальную возможность изменения срока пересмотра вступивших в силу судебных решений с поворотом к худшему (правда, в рамках надзорной процедуры) указывал и Конституционный Суд.

4. Гарантии неповторения нарушений

4.1. Люстрация

Люстрацией принято называть систему мер, применяемых, как правило, в ходе политической трансформации и направленных на выявление политически неблагонадёжных лиц, а также на ограничение доступа таких лиц к публичным должностям. Круг граждан, которые подлежат люстрационной проверке, может ограничиваться должностными лицами органов государственной власти и государственными служащими или же включать представителей определённых профессий частного сектора (например, журналистов, адвокатов, нотариусов, руководителей финансовых организаций). По правовому механизму выделяют три типа люстрации. При первом используются два списка, один из которых включает «защищённые» от неблагонадёжных элементов должности и профессии, а другой – основания для причисления к числу неблагонадёжных. При втором типе обладатель или соискатель «защищённой» должности обязан заявить о том, подпадает ли он под критерии неблагонадёжности (например, сотрудничал ли со спецслужбами прежнего режима). За ложную декларацию установлена ответственность в виде запрета занимать «защищённые» должности. Люстрация третьего типа сводится к выявлению неблагонадёжных граждан, составлению и опубликованию их списков без каких-либо иных правовых последствий для проверяемых.

Применение люстрационных законов нередко становится предметом жалоб в Европейский Суд и другие международные механизмы защиты прав человека. Не оспаривая в принципе допустимость люстрации, ЕСПЧ сформулировал несколько общих требований к ней: люстрация должна служить правомерной цели (например, восстановлению доверия к государственной власти) и не может выступать в качестве меры наказания, её следует применять на основании дифференциации и с учётом поведения каждого подвергнутого ей лица, кроме того, люстрационные запреты и ограничения могут быть лишь временными.

Авторы настоящей работы не разделяют представление о люстрации как об универсальном средстве возмездия за злодеяния репрессивного режима, ставшее в последнее время довольно популярным в России. Это представление переводит внимание от главного инструмента государства в борьбе с преступностью – уголовного правосудия – на административное поражение в правах без установления как обстоятельств преступлений, так и вины в их совершении. Иными словами, зачем люстрировать, если можно судить?

В составе переходного правосудия люстрация обычно рассматривается как средство гарантировать неповторение нарушений. Люстрационные процедуры и запреты, во-первых, призваны способствовать искоренению сложившейся культуры противоправного поведения, свойственной кадрам тех структур прежнего режима, которые были вовлечены в систематические нарушения прав человека и антиконституционное удержание власти. Во-вторых, они позволяют заинтересованным лицам, в частности, организациям-работодателям, получить сведения о прежней связи соискателей вакантных должностей с такими структурами и таким образом принять информированное решение об их трудоустройстве.

4.1.1. Люстрационные критерии

В качестве критериев для применения люстрационных запретов и ограничений могут быть предложены следующие:

  1. Принадлежность к структурам, ответственным за противоправное удержание власти или систематическое нарушение прав человека:
    1. Руководители, заместители руководителя Администрации президента РФ, начальники, заместители начальника, руководители структурных подразделений Управления президента РФ по внутренней политике, Управления президента РФ по общественным связям и коммуникациям и правопредшественников этих подразделений.
    2. Заместители высших должностных лиц субъектов РФ по вопросам внутренней политики.
    3. Главные редакторы телеканалов с общественно-политическими программами, чья редакционная политика координировалась из Администрации президента РФ.
    4. Руководители, заместители руководителя подразделений МВД России по противодействию экстремизму; лица, негласно сотрудничавшие с такими подразделениями.
    5. Руководители и должностные лица подразделений ФСБ России по защите конституционного строя; лица, негласно сотрудничавшие с такими подразделениями.
    6. Офицеры и негласные осведомители КГБ СССР (исключая пограничные войска).

  2. Личное участие в антиконституционных репрессиях:
    1. Следователи, руководители следственных органов, прокуроры, участвовавшие в уголовном преследовании потерпевших от антиконституционных репрессий (см. параграф 2.1 этой главы).
    2. Сотрудники полиции, осуществлявшие задержания на мирных публичных акциях, или составлявшие протоколы об административных правонарушениях в отношении лиц, на которых распространяется административная реабилитация (см. параграф 2.2 этой главы).
    3. Освобождённые от уголовной ответственности по амнистии для лиц, совершивших преступления против избирательных прав граждан (см. параграф 1.1 этой главы).

  3. Принадлежность к руководству органов, попустительствовавших систематическим нарушениям прав граждан и противоправному удержанию власти.
    1. Генеральный прокурор РФ, председатель Следственного комитета РФ, должностные лица, входившие в состав коллегии Генеральной прокуратуры РФ и Следственного комитета России.
    2. Члены Центральной избирательной комиссии (далее – ЦИК) России.

Применительно к критериям 1.1 и 3.1-3.2 нужно ещё указать период времени, на который приходится пребывание подлежащих люстрации лиц в соответствующей должности. Для каждой из названных структур он может быть различным и зависит от оценки противоправного характера их деятельности, которую может дать комиссия по расследованию узурпации власти, другой орган переходного правосудия или сам законодатель. Мы оставляем этот вопрос открытым. Отметим лишь, что, по нашему мнению, оснований считать деятельность Генеральной Прокуратуры РФ или же ЦИК России антиконституционной с самого момента создания этих органов власти нет (в отличие, например, от подразделений и должностных лиц, «управляющих» внутренней политикой).

4.1.2. Содержание люстрационных запретов и ограничений

Лица, подпадающие под критерии люстрации, могут быть на некоторый срок (к примеру, от пяти до десяти лет) лишены права занимать должности (любые или определённые органом люстрации) государственной службы, в том числе в правоохранительных органах, а также в органах управления государственных корпораций, публично-правовых компаний, хозяйственных обществ с преобладающим участием госкорпораций или публично-правовых образований в их уставном капитале, бюджетных учреждений, государственных унитарных предприятий, быть главными редакторами СМИ.

Если же человек подпадает под вышеуказанные критерии, однако не претендует на занятие защищённых люстрацией должностей, контроль за ним сводится к внесению его данных в открытый люстрационный реестр.

Задачи люстрации не предполагают безусловной необходимости в жёстких запретах, таких как поголовное и пожизненное лишение доступа к государственной службе. Для их достижения может оказаться достаточным вывести, например, чиновника, не занимавшего руководящих постов, из порочной «корпоративной» среды и по истечении определённого времени оценить, в какой мере он привержен ценностям конституционного демократического строя и прав человека. Таким чиновникам люстрационный запрет может быть назначен условно, с обязательным контролем за их дальнейшим профессиональным поведением. Напротив, руководителей высшего звена, вероятно, необходимо подвергать длительным и безусловным запретам.

Органы, уполномоченные применять люстрационные запреты и ограничения:

4.1.3. Процедура люстрации

Решение о применении люстрационных запретов и о внесении в реестр принимается уполномоченным органом в ходе исполнения своих основных задач на основании сведений, указывающих на то, что определённое лицо подпадает под люстрационный запрет. Это лицо извещается о предстоящей люстрации, ему даётся право изложить свою позицию и представить доказательства непричастности к политике противоправного удержания власти или систематическим нарушениям прав человека или попустительству такой политике (нарушениям). Например, член Центральной избирательной комиссии может оправдаться тем, что подавал особые мнения к её протоколам о результатах выборов. Уполномоченный орган принимает решение с учётом полученных пояснений и доказательств и может отказаться от применения люстрационного запрета в том случае, если признает проверяемого лично не причастным к противоправной деятельности структуры, в которой он работал, либо назначить запрет условно, а также ограничить запрет лишь определенными направлениями государственной службы.

Люстрация лиц, участвовавших в антиконституционных репрессиях, производится по материалам уголовных дел и дел об административных правонарушениях, по которым приняты решения о реабилитации. Судья, в отдельном от реабилитации производстве, по заявлению органа переходного правосудия устанавливает факт участия должностного лица в уголовном либо административном преследовании, ранее признанном им актом антиконституционных репрессий, и применяет к этому лицу люстрационный запрет.

Решения о применении люстрационного запрета и о включении в реестр, а также решение об отказе от применения люстрационного запрета могут быть обжалованы в суде.

4.2. Приостановление полномочий судей

Распространение люстрации на судей противоречит конституционному принципу их несменяемости (часть 1 статьи 121 Конституции РФ). Однако в применении к ним подобных мер нет и необходимости: достаточно существующих механизмов привлечения судей к дисциплинарной и уголовной ответственности. Единственное существенное препятствие, с которым могут столкнуться органы переходного правосудия, – круговая порука органов судейского сообщества, члены которых могут стремиться ограждать своих коллег от обвинений по соображениям корпоративной солидарности.

Однако переходное правосудие должно ответить на законное возмущение по отношению к тем судьям, которые участвовали в антиконституционных репрессиях. Позволять им и дальше как ни в чём не бывало «отравлять» правосудие – невозможно. Но и отстранить их от должности федеральным законом или президентским указом – тоже нельзя (мы не рассматриваем здесь возможности, которые предоставляет более широкая судебная реформа, – с упразднением старых судов, созданием новых и тому подобным). Поэтому предлагается в качестве предварительной меры приостановить (на срок от шести месяцев до одного года) полномочия всех судей, выносивших обвинительные приговоры по политически мотивированным уголовным делам (см. параграф 2.1 настоящей главы) и «политические» постановления об административных правонарушениях (см. параграф 2.2 настоящей главы). Приостановление необходимо для того, чтобы дать органам переходного правосудия время, во-первых, на отмену репрессивных судебных актов (это одно из предварительных условий для уголовного преследования судей, см. часть 8 статьи 448 УПК РФ) и, во-вторых, на сбор и подготовку материалов для подачи против судьи дисциплинарной жалобы или для предъявления ему уголовного обвинения. Если до истечения срока приостановления жалоба не подана или обвинение не предъявлено, судья возвращается к исполнению своих обязанностей.

Продолжение следует…


Специалисты АО «РНГ» оценили знания выпускников Мирнинского технического колледжа

В Светлинском отделении энергетики, нефти и газа состоялась защита дипломов студентов, обучающихся по специальности «Разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений». Оценивала работы государственная экзаменационная комиссия, которую возглавил главный специалист по учету нефти отдела подготовки нефти АО «РНГ» Айсен Васильев.

Студенты предоставили дипломные проекты, которые охватывают разные направления нефтегазовой деятельности от разработки месторождений, бурения скважин, их эксплуатации и ремонта до пунктов сбора, и транспортирования товарной нефти.

Государственная экзаменационная комиссия отметила высокий уровень подготовки и защиты работ, студенты получили хорошие и отличные отметки. В колледже ведется новый набор студентов на обучение нефтегазовым профессиям. АО «РНГ» регулярно оказывает помощь данному учебному заведению и в целом системе образования Республики Саха (Якутия).