Богатей. Вся информация для достойной жизни

Почта

Поиск на сайте

Книга отзывов

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ


№ 44 (424) от 20.12.2007

 

Журналистика еще может быть поступком (Юрий ЧЕРНЫШОВ)

ВЧК – ФСБ: от «контры» до «экстремизма» (Илья МАКСИМОВ)

Список депутатов Государственной думы РФ пятого созыва от Саратовской области

Новый эксперимент над газетой? (Владимир ЕФИМОВ)

Очередной Новый год на пороховой бочке (Алексей ГОЛЯКОВ)

Бьют – значит... не любят (Екатерина БОГДАНОВА)

Территория «добровольного рабства» (Юрий ЧЕРНЫШОВ)

Всероссийский Гражданский Конгресс: «За демократию, против диктатуры!» (Александр НИКИТИН, председатель СПЦ «Солидарность»)

Как нам врут про цены (Алексей ГОЛЯКОВ)

«Пересвет-Регион» хотят загасить (Алексей ГОЛЯКОВ)

Факультет нужных вещей (Алексей ГОЛЯКОВ)

На колдобинах до инвестиций не доедешь (Алексей ГОЛЯКОВ)

«Волга-ХХI век»: зимние новости (Анна САФРОНОВА)

А. Коновалов – художник и человек (Вячеслав ЛУНЕВ)

Тяжелый случай русского языка (Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ)

Потерявшие лето (Екатерина БОГДАНОВА)

Уважаемые посетители сайта!

Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн» является логическим продолжением издающейся с 1997 года газеты «Богатей», сохраняя нумерацию печатного издания и периодичность выпусков.


На острие событий



Смерть журналистки и гражданской активистки Ирины Славиной – приговор путинскому режиму

Главный редактор издания КоzaPress Ирина Славина покончила с собой перед зданием МВД в Нижнем Новгороде. Спасти журналистку не удалось. Второго октября на своей странице в Facebook Ирина Славина опубликовала пост, состоящий из единственного предложения: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». В 15.30 в местное МЧС поступило сообщение о возгорании на улице Горького. К моменту прибытия спасателей Ирина была мертва. Читать полностью...


Порядок привлечения к административной ответственности в связи c ковидом

Все чаще в районных судах рассматриваются дела по ч.1 ст.20.6.1 КоАП РФ. Поводом к возбуждению дела об административном правонарушении и проведении административного расследования, как правило, являются материалы проведенной проверки. О том, как возбуждаются и расследуются такие дела в отношении руководителей предприятий – нарушителей соблюдения гражданами и работниками социального дистанцирования, в том числе путем нанесения специальной разметки и установления специального режима допуска и нахождения в зданиях, строениях, сооружениях, рассказывает известный саратовский адвокат Анатолий Владимирович Алексеенко. Читать полностью...


Фургал, приезжай в Саратов, спаси нашу область

На дороге, недалеко от конечной остановки автобуса № 27 на Большой Кумысной поляне, появилась надпись: «Фургал, сделай дорогу, чмо не может». Читать полностью...




«Яблоко» оспорило в Верховном суде постановление ЦИК о трехдневном голосовании

Партия «Яблоко» оспорила в Верховном суде постановление ЦИК о проведении трехдневного голосования. Административными истцами выступили от имени партии ее председатель Николай Рыбаков и кандидаты в муниципальные депутаты двух подмосковных городов – Электростали и Шатуры – Александр Гунько и Светлана Смирнова соответственно. Истцы просят Верховный суд признать постановление ЦИК незаконным и недействующим, поскольку оно нарушает права, свободы и законные интересы избирателей и кандидатов на выборах и противоречит федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав». Читать полностью...


Силовики и работники спецслужб должны уже давно гореть от стыда

Выше всего в обществе должны стоять проблемы совести. Совесть, совесть и еще раз совесть (Василий Шукшин). Читать полностью...




На входе в избирательную комиссию Саратовской области прошел пикет против введения трехдневного голосования

13 августа члены регионального отделения партии «Яблоко» в Саратове вышли с пикетом к зданию избирательной комиссии области. Участник одиночного пикета Григорий Гришин заявил, что региональное отделение партии выступает против введения трехдневного голосования на выборах. Он встал на улице Челюскинцев с плакатом «На третий день хоронят, а не выбирают». Читать полностью...


Cаратов: «Я/Мы-Хабаровск»

В Саратове на пересечении улиц Танкистов и Топольчанской появился баннер с надписью: «Я/Мы-Хабаровск». Кто и когда повесил растяжку пока неизвестно. Упомянутую на полотне формулировку используют как лозунг поддержки жителей Хабаровского края, протестующих против отставки губернатора Сергея Фургала. Читать полностью...


Геннадий Гудков: «Мы наблюдаем предпоследний акт краха путинизма»

Известный оппозиционный политик, депутат Государственной думы РФ четырех созывов, полковник ФСБ в отставке дал оценку событиям, происходящим в Хабаровске и в других российских городах, а также поделился своими размышлениями о перспективах развития протестных настроений в современном российском обществе. Читать полностью...


Какое наказание ждет депутатов-драчунов из Единой России?

Нападение на депутата от КПРФ Николая Бондаренко коллегами из Единой России Анатолием Ципящуком, Дмитрием Чернышевским и Дмитрием Петровым, произошедшее 23 июня в ходе заседания Саратовской областной думы, квалифицировано как административное правонарушение. Об этом заявил руководитель отдела по расследованию особо важных дел регионального СУ СКР Антон Скобликов на состоявшемся 17 июля брифинге. Читать полностью...


Власти Саратова продолжают издеваться над гражданами. Прокуратура бездействует

Как сообщает саратовский сайт «Лица губернии», жительница Саратова пожаловалась прокурору области Сергею Филипенко на постоянный дискомфорт из-за вертолетов, летающих над Большой Кумысной поляной: «Почему они обнаглели уже до невозможности? Они летают ежедневно и в выходные с 6 утра до позднего вечера без перерыва! Они пролетают прямо над огородами. Друг за другом ежесекундно! Невозможно тут находится! Голова болит от этого шума. Это нарушение закона о тишине. Люди в бешенстве, ненавидят эти вертолеты и эту базу! Прошу вас навести с этим порядок и заставить вертолетчиков изменить свой маршрут. Пусть летают над полями, но не над дачным массивом». Читать полностью...


Депутаты-хулиганы от партии «жуликов и воров» напали на коллегу Николая Бондаренко

Во время проходившего 23 июня очередного заседания Саратовской областной думы произошел из ряда вон выходящий случай: двое депутатов-единороссов (Анатолий Ципящук и Дмитрий Чернышевский) совершили хулиганский поступок – физическое насилие в отношении депутата Николая Бондаренко. Читать полностью...



Книга Георгия Чако «Хроники одного газопровода. В прозе, стихах и с песнями»




Невыдуманные истории от Ивана Дурдомова


Манифсет свободной гражданской журналистики


Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн»

Главный редактор - Свешников Александр Георгиевич.
Телефон: 8-903-383-74-68.
E-mail: gazetabogatey@yandex.ru

© Вся информация, представленная на сайте, защищена законом «Об авторском праве и смежных правах». При перепечатке и ином использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.

© Разработка сайта: Кирилл Панфилов, 2006


Информация о сайте


Красная кнопка



Пресс-релизы



Новостной дайджест




Информационные материалы

Свежий номер Архив номеров     Реклама на сайте

| К свежему номеру |

Вернисаж

Воспоминания о Хвалынске

Александр ДАВИДЕНКО

Творческий отчет группы художников-энтузиастов, в той или иной степени отдающих дань памяти К. Петрову-Водкину, а может быть, и черпающих вдохновение, систематически (в этом году

в 19-й раз) посещая место, связанное с его именем, представлен в выставочных залах Саратовского отделения Союза художников.

Конечно, сакрализация места паломничества носит слишком рекламный характер. Об этом же говорит и название виртуального интернет-журнала «Русский Арль». Привязка провинциального городка к известному «бренду», ставшему последним местом пребывания и работы Ван Гога, со всей очевидностью показывает (прямо-таки по Фрейду) и понимание уровня своих притязаний, и реальное место, занимаемое энтузиастами на географической карте мира культуры. Неудачность привязки Хвалынска к Арлю носит и концептуальный характер: идея создания «коммуны» художников в Арле была утопичной, а потому провалилась. Но это так, к слову, если говорить о качестве «продукции» в «мировом масштабе». Предъявлять подобные повышенные требования далеко не всегда продуктивно, особенно если речь идет о достаточно пестром и, может быть, даже случайном содружестве, в котором далеко не у каждого есть собственная осмысленная эстетическая концепция. Здесь все скромнее, как говорится, «и труба пониже, и дым пожиже». И тем не менее, поиски, обретения, удачи, возможные перспективы с избытком присутствуют на этом показе. Более того, наряду с устойчивым качеством живописи уже признанных «мэтров», появляются интересные «пробы кисти» совсем молодых, подающих надежды учеников.

В первую очередь, хочется отметить цикл «Тайны перехода» В. Мошникова, неоднородные в художественном отношении, но в лучших работах производящих сильное впечатление. Что это: неустойчивый и неопределенный момент перехода от ночного состояния к утру, или от вечернего к ночному («час между собакой и волком»), или от душевных переживаний к успокоению и обратно? Есть большой простор для интерпретаций. Эмоциональное воздействие самого пейзажа, представляющего собой сгущение состояния тревоги до уровня апокалиптического предчувствия, проступающего сквозь отстраненно-созерцательную внешнюю оболочку, казалось бы, узнаваемой предметной формы, сильно само по себе. Но это чувство обостряется благодаря мистическому взаимодействию (как гармонии, так и легкому диссонансу) странных отдельных человеческих фигур и процессий, с одной стороны, и могучего языческого храмового комплекса, которым предстает сама природа, с другой. Здесь можно увидеть влияние куинджистов (напряженный колорит), В. Борисова-Мусатова с его эстетикой несуетного символизма, а также (хотя кому-то это может показаться странным) идей метафизического реализма, заменившего вялотекущую благостность символизма скрытой и непонятной угрозой, растворенной в холодных и горячих красках работ В. Мошникова. В них, безусловно, присутствует религиозное экстатическое напряжение, но затаенное, сконцентрированное, не вырывающееся лавой наружу, а словно кровавый пот, проступающий на лице человека, мучимого сознанием безысходной трагичности частного бытия (интересно было бы провести сравнительный анализ с более открытой и светлой религиозностью картин Ж. Руо или с сумрачным, многозначным миром образов П. Филонова). В этом видится экзистенционалистская отчужденность от реального мира с его грубыми противоречиями, внутренняя эмиграция и поиск прямых духовных контактов с высшей сущностью, ожидание очищения и чуда прозрения. Подобные мрачноватые работы В. Мошникова интересны, глубоки и заслуживают пристального внимания. В них происходит как бы раздвоение человеческой воли: сознательное стремление к добровольному схимничеству, наложение на себя суровых запретов, болтающихся, как тяжелые вериги, на шее согбенных фигур, и бурлящая эмоциональность, пылкость и страстность, загнанная внутрь, но на уровне подсознания, как остаточная память, вырывающаяся наружу и пламенеющими пятнами горящая в пейзаже, окружающем странные тени. Трагическое видение, как художественный прием, вполне удается В. Мошникову, более того, именно в рамках такого видения рождаются наиболее удачные работы, попытка взглянуть на мир сквозь призму просветленной оптимистичности приводит, в лучшем случае, к менее интересным результатам, а то и просто к неудачам.

Интересны опыты Т. Мошниковой в области исчезающей фигуративности («Утренний пейзаж»), когда еще не разбуженное сознание воспринимает не проснувшуюся природу даже не силуэтно, а как расфокусированный образ, состоящий пока из пятен и линий, постепенно складывающийся (уже в сознании зрителя) в какую-то реальность. Но именно эта, внезапно зафиксированная начальная стадия физиологического прозрения и производит особое впечатление. Если не придавать решающего значения названию работы и отвлечься от реального образа, то можно любоваться просто живописными достоинствами этого отображения неопределенной материальной субстанции. Также хорош и возникающий «из ничего» очень чувственный букет цветов («Летнее настроение»).

Обобщенность форм в пейзажах П. Маскаева носит особый характер. Словно из большого, но рыхлого образования удалили излишки влаги, в результате чего формы стали более выразительны, упруги, исчезли суетливые подробности, появились черты структурной, генетической характерности. Сочетание тонкой живописности и графической заостренности придает его работам особую изысканность и замечательное, терпкое послевкусие («Часовенка», «Август», «Берег Волги»). Очень декоративен С. Серов («Просвещенский овраг», «Пейзаж с кабачковым полем»), но в своих работах он обошелся без излишней монументальности, что пошло его пейзажам на пользу, сделав их почти задушевными. Пастели С. Лопуховой красочные, мягкие, сформированные из прозрачных светящихся пятен, рассказывают не о внешних характеристиках предметов, а о возвышенном, но, вместе с тем, чувственном восприятии маленького фрагмента большого мира («Вечерний свет», «Зеленый шум», «Пейзаж»). Прием легкой смазанности изображения, словно снимок, сделанный движущейся фотокамерой, как художественный прием иногда оказывается довольно любопытным, оживляя и придавая некоторую декоративность обычным предметам (Н. Леонтьева: «Подсолнухи», «У часовни»). Интересно наблюдать за разработкой одного цвета в различных тональностях, лепящих форму и задающих различные эмоциональные модуляции: элегическое состояние в голубом, жизнерадостное в зеленом и повышенно-активное в красном (А. Леонтьева: «Хрустальное утро», «Водоем», «Красные холмы»). Можно отметить Н. Сунчаляева с размашистым, пастозным письмом, отражающим его светлый и энергичный темперамент, а также ищущего себя Г. Маскаева.

Нельзя пройти мимо работ Е. Панферовой «Откровение 1, 2», «Хвалынск» и «Ночной призрак». Она давно ездит на летние пленэры, давно участвует в подобных просмотрах, и ее предыдущие работы отличала эмоциональная тонкость, живописная музыкальность, хорошо продуманная, изысканная структурность форм, странное, внутреннее свечение словно одухотворенных красок. Стилистически ее работы были как бы компромиссом между «орфической» системой и ранними, еще не очищенными от влияний кубизма, неопластическими опытами П. Мондриана. Работы, представленные на этой выставке, производят другое впечатление. Словно происходит брутализация детского, наивного творчества, как в колорите, так и в структуре. Остаточный кубизм сведен к плоскостному членению форм, где за основу взят прямоугольник (поздний, но еще не «правоверный» П. Мондриан или огрубленная версия раннего П. Клее), но внутри него плоскость дробится на угловатые сегменты с небрежной раскраской и штриховкой (формальное сходство с лучизмом в версии М. Ле-Дантю). Кроме того, в изображении человеческих фигур использован прием «безликости», характерный для позднего, «метафизического» К. Малевича (впрочем, он сам позаимствовал идею у К. Карра и Г. Гросса). В итоге получилась многослойно-эклектическая конструкция, в которой каждый из пластических кодов не стал для автора органичным, своим, а механическое сведение их воедино создает впечатление поспешности и поверхностности. Претензия на выразительность есть, но она сама отсутствует. Язык «чистой формы», используемый в радикальных опытах русских кубофутуристов (например, И. Клюна), следы которого можно было увидеть в работах Е. Панферовой прошлых лет, сегодня уступил место тяжеловесной предметности, наполненной содержанием (правда, пока вербального характера – названиями на табличках).

Вне рамок этого обзора осталось много работ других авторов, но либо они представляют собой добросовестные, но рутинные ученические штудии, которые в будущем, возможно, перерастут в нечто большее, либо пресную и невыразительную «статистику».

 

Весь номер на одной странице

 

| На главную страницу |